Вино и российско-грузинские взаимоотношения

Каковы перспективы грузинской продукции на российском рынке?

Грузинская продукция возвращается на российский рынок. В 2006 году официальные претензии официоза России, начавшиеся по политическим мотивам и продолжившиеся обвинениями грузинской продукции в низком качестве, в конечном итоге вызвали эмбарго.

О тенденциях возвращения на российский рынок разговоры начались до того, как стали известны результаты выборов в октябре 2012 года, в результате которых «Национальное движение» проиграло политическую борьбу «Грузинской мечте». В свое время эмбарго на грузинскую продукцию на российском рынке тоже считалось политическим выяснением отношений, возвращение в российское экономическое пространство рассматривается так же.

О желании вернуться на российский рынок заявил в интервью «Евроньюс» буквально через несколько дней после выборов лидер «Грузинской мечты», в то время уже премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили.

На вопрос журналиста о том, что можно сделать для увеличения иностранных инвестиций в стране, Иванишвили заявил, что прежде всего необходимо возвращение грузинской продукции на российский рынок, так как грузинские производители лучше знакомы с этим рынком.

«Грузинский производитель еще не готов для экспорта на рынки Америки и Евросоюза, в первую очередь, значительно возвращение на российский рынок, так как с ним грузинский производитель уже хорошо знаком. Основной проблемой для нас является то, что мы не имеем достаточных объемов производства. Ведь для бизнеса значительно не только наличие рынка, но и наличие продукции», — сказал Иванишвили.

Примерно через месяц после интервью Иванишвили, 9 декабря прошлого года последовало заявление министра иностранных дел России, которое, в отличие от предшествующего периода, было позитивным. Лавров в своем заявлении выразил готовность на встречу со спецпредставителем премьер-министра Грузии Зурабом Абашидзе, допуск грузинской продукции на российский рынок, увеличение числа регулярных авиарейсов.

«Мы откликаемся на назначение Зураба Абашидзе на пост представителя премьер-министра Грузии, устанавливаем с ним контакт и выражаем надежду, что эта встреча что-то прояснит. Не многие знают, что прошло уже несколько лет как восстановлены чартерные рейсы, недавно их число даже возросло. Мы готовы обсудить и вопрос регулярных авиаполетов, готовы возобновить разговор и о поставках сельскохозяйственной продукции. Не нужно забывать, что электроэнергия, газ в Грузию поступают с участием российской компании», — заявил министр иностранных дел России.

Однако стоит отметить, что заявлению Лаврова предшествовало интервью премьер-министра России Дмитрия Медведева аналогичного содержания, которое он дал газете «Коммерсант». В отличие от Лаврова, Медведев отметил, что всех вышеназванных вопросов произойдет только с учетом существующей реальности, которая подразумевает признание независимости Абхазии и Южной Осетии. Этой необходимости не видит спецпредставитель Иванишвили по вопросам взаимоотношений с Россией Зураб Абашидзе.

Восстановление экономического сотрудничества с Россией, как отмечалось выше, изначально стало поводом для политических заявлений. Политические силы, противостоящие коалиции «Грузинская мечта», и не только они, посчитали эти взаимоотношения пренебрежением основных принципов страны – интеграция с НАТО и Евросоюзом. Другая же часть экспертов считает, что нормализацию с Россией как раз упорно рекомендовали Грузии европейские структуры.

И все же возникает вопрос: почему произошел столь резкий поворот со стороны России и чему служат эти заявления и, на сей раз, уже определенные реальные шаги, которые в предшествующие годы были невозможными?

Политолог Рамаз Сакварелидзе считает, что «таяние льда» во взаимоотношениях связано с установкой международного содружества. По его словам, взамен Россия получает «некую выгоду» именно от содружества и становится более уступчивой в отношениях с кавказскими странами.

Решение России о допуске грузинской продукции и разговоры о нормализации отношений объясняет членством во Всемирной торговой организации (ВТО) член парламента Леван Бердзенишвили.

«Не нужно забывать: Россия – член Всемирной торговой организации, что означает, что она уже не может легко отказаться от грузинской продукции. Для нас возвращение вина и другой продукции на российский рынок имеет стратегическое значение», — считает Бердзенишвили. Однако, по его мнению, это не означает, что Грузия должна пойти на какие-либо уступки в связи с оккупированными территориями.

О том, что пребывание в ВТО обязывает российскую сторону идти на определенные уступки, заявил и первый заместитель министра иностранных дел России Андрей Дементьев.

«После того, как Россия стала членом Всемирной торговой организации, что между прочим, наряду с другими странами, поддержала Грузия, мы имеем процедуры, которые предусматривают соглашения и обязательства», — сказал Дементьев.

«Улучшение взаимоотношений с Россией возможно, однако это не меняет того, что она – оккупант. Наши территории остаются оккупированными и вопрос деоккупации для нас первейшая и основная задача. Решить эту задачу возможно двумя путями: первое – сказать, что пока Россия – оккупант, мы ее не признаем ни живой, ни мертвой, мы не хотим и не желаем ничего от России; второе – поэтапно сделать такие шаги, которые приблизят нас к решению этого вопроса. Именно потому создан институт специального представителя премьер-министра по взаимоотношениям с Россией», — заявил Бердзенишвили в беседе с информационным агентством «Иверони».

Для Грузии — оккупированные, а для России – признанные Абхазия и Южная Осетия, не оставлены без внимания и в заявлениях министра Лаврова, который заявляет, что потепление отношений с Грузией не произойдет за счет «предательства» Абхазии и Южной Осетии. Параллельно этим заявлениям, министр Лавров пошел еще дальше, заявив и о восстановлении дипломатических отношений, а в причине их разрыва он еще раз обвинил власти М.Саакашвили. По его же словам, новые власти Грузии, в отличие от предшественников, действуют прагматично.

«Наши компании в энергетике и других сферах продолжают работать в привычном режиме. Если существует интерес в связи с углублением гуманитарных связей и в вопросах воздушных сообщений, мы готовы к сотрудничеству в этом направлении, однако не ценой измены Абхазии и Южной Осетии», — заявил Лавров. По его совам, этого никогда не случится.

Окажут ли экономические отношения позитивное влияние на восстановление территориальной целостности страны, сказать трудно. Несмотря на это, факт, что грузинские компании на российском рынке появятся уже в ближайшее время.

Насколько выгодно возвращение на российский рынок?

Согласно исследованиям An Insight into Russian Wine Market, примерно 35% населения России являются потребителями вина. Несмотря на это, в стране в течение 2005-2010 годов его потребление уменьшилось на 25%.

Параллельно этому, выросло местное производство. Необходимо отметить, что согласно различным исследованиям, по Россия отстает от Китая в два раз, а от США – в пять раз. То есть, распространенное в Грузии мнение, согласно которому российский рынок по потреблению вина является самым большим и выгодным – ложно. Кроме того, существенен и ценовой фактор, растущий в соответствии с качеством. Высокое же качество, фактически, единственная гарантия того, чтобы грузинское вино смогло бы проникнуть на российский рынок. В таких условиях грузинским виноделам, кроме политического давления, придется преодолеть и давление со стороны конкурентов, в основном, в лице тех стран, которые поставляют в Россию наиболее дешевые марки вина.

Дмитрий Медведев, которому принадлежит идея возвращения на российский рынок грузинского вина, считает, что этот процесс не помешает развитию местного производства, так как регионы, производящие вино, будут закрыты для импортного вина.

Медведев заявил, что регионы свободны в выборе: развивать местное производство или ориентироваться на импортируемое вино.

Глава российского правительства предполагает, что в ближайшее время руководители регионов сами обратятся к президенту с предложением самим определять вопрос целесообразности продажи грузинского вина в их регионах.

Эксперты считают, что России – десятки производящих вино регионов. Наряду с Краснодаром, Ставрополем, Дагестаном, Чечней и Сочи, в перечень российских регионов включена и Абхазия.

«Все эти регионы понесут убытки, если ранее запрещенная продукция массово разместится на прилавках», — считает Медведев. Хотя, по его словам, в России есть регионы, в которых производство вина по климатическим условиям невозможно, таких как Якутия и Чукотка. В эти регионы грузинское импортное вино будет ввозиться свободно, так как альтернативный дешевый алкогольный напиток будет хорошо продаваться.

«Предположительно, грузинская сторона ожидает большего, чем мы им предлагаем, однако мы не должны забывать о нуждах регионов», — заявляет Медведев.

Один из рисков, сопровождающий возвращение грузинского вина на российский рынок – статистика, согласно которой объемы импортируемого из других постсоветских стран вина в течение последних 10 лет, в отличие от Грузии, уменьшились не из-за эмбарго, а по другим причинам, и которые не связаны только с ценой, так как по ценам, например, молдавские вина значительно отстают от грузинских.

То, что в случае возвращения грузинского вина в Россию оно уже не будет столь же популярным, как ранее, прогнозируют и российские сомлье.

Согласно заявлению председателя гильдии российских сомелье Татьяны Шараповой в интервью газете «Вечерняя Москва», за тот период, пока грузинского вина не было на российском рынке, сам стиль рынка значительно изменился.

По ее словам, в рамках американо-грузинских отношений, Грузии оказывала помощь винная индустрия Калифорнии и, в результате, в Грузии появились вина, произведенные из винограда европейских сортов, адаптированные по-калифорнийски.

«В Грузии производят «шардоне» и «каберне», более калифорнийские, чем европейские, которые успешно продаются как в Европе, так и в США. То, что сегодня нам предлагают грузинские виноделы, нетрадиционно для грузинского виноделия. Эти вина похожи на чилийские и американские, хотя стоят дороже. Есть небольшое количество вина, похожего на то, что мы помним, но оно недешево и массовое производство таких вин не найдет покупателя. В этот период грузинские вина продавались в Украине и, нужно сказать, что их продажа уменьшается из года в год», — заявляет Татьяна Шарапова.

Член ассоциации российских сомелье Эркин Тузмухамедов считает, что грузинские бренды вернуться в Россию не сможет, как это произошло и с молдавскими винами.

«Молдавское вино до запрета занимало 80% российского рынка, а сейчас – всего 10%, тем более, что молдавское вино относительно дешевле. Грузинское вино дорого в самой Грузии. Оно не сможет стать дешевле 150-200 российских рублей», — считает сомелье.

Еще один фактор, заслуживающий внимания – водка грузинского производства на первом этапе не появится на российском рынке, что означает, что один из самых наиболее потребляемых напитков, который активнее всего покупается российским потребителем, вновь находится под действием эмбарго.

Вопрос допуска этого продукта, по заявлению ведомства, возглавляемого главным санитарным врачом России Онищенко, решится после визитов российских экспертов в Грузию.

По данным Всемирной организации здравоохранения, российский потребитель пьет гораздо меньше вина, чем других алкогольных напитков, ту же водку. Согласно исследованиям An Insight into Russian Wine Market, это составляет примерно 7 литров в год, что в два раза меньше потребления водки и в 14 раз меньше потребления пива. Согласно этому же исследованию, в России насчитывается 30 миллионов потребителей вина.

По словам главного санитарного врача России Онищенко, на российский рынок попадет около 200 видов грузинского вина.

«Видимо, разрешение на ввоз дадим винным продуктам. По нашим оценкам, это будет 150-200 видов грузинских винных продуктов. Они получат право на регистрацию и появятся на нашем рынке, успешно пройдя регистрацию», — заявил Онищенко.

С одной стороны, статистика показывает, что на российском рынке в 2005-2010 годах импорт вина уменьшался, хотя совершенно другая картина вырисовывается относительно Грузии.

По данным Департамента статистики Грузии, в 2011 году экспорт грузинского вина, по сравнению с показателями годом ранее возрос на 37,7% и составил 54,1 млн. долларов США. Это самый высокий показатель за последние 5 лет, точнее, после того, как в 2006 году Россия наложила эмбарго на ввоз грузинского вина. Хотя и этот показатель существенно отстает от показателей до введения эмбарго. В 2005 году суммарная стоимость экспортируемого вина составляла 81 млн. долларов США. В количественном выражении это составляло 41,6 млн. литров.

По данным за 2011 год, экспорт вина составил 2,5% от всего экспорта Грузии, объем же экспортируемого вина достиг 16,9 млн. литров. В 2010 году этот показатель составлял 12,1 млн. литров.

На сегодняшний день вино и коньяк в Грузии производят около 60 компаний. Большинство из них, а точнее – 36 компаний получили право реализовывать свою продукцию на российском рынке. Эту информацию Санитарная служба России опубликовала 6 марта этого года. Наряду с ними, свою продукцию на российском рынке представят и четыре компании – производителей минеральной воды.

Министр сельского хозяйства Грузии Давид Кирвалидзе не отрицает, что возвращение на российский рынок сопряжено с определенными рисками, хотя сами бизнесмены вольны принять решение – вернуться им или нет на российский рынок.

По словам руководителя Национального агентства вина Левана Давиташвили, второй этап проверки начался с 25 марта. После окончания инспекции, как все компании организованно начнут регистрацию своей продукции в России. Этот процесс, предположительно, закончится в конце апреля. И уже, примерно, в мае станет возможным отправить в Россию первые партии продукции.

Давиташвили отмечает, что в течение года ожидается поставка в Россию 8-10 млн. бутылок вина, что составляет 25% от всего экспорта. По его словам, исторический максимум экспорта составляет 52 млн. бутылок, что зарегистрировано в 2005 году. Стоит отметить, что это было вино с низким ценовым порогом. Сейчас цена грузинского вина возросла и вино перешло в более высокий ценовой сегмент как в России, так и в других странах.

Леван Давиташвили отмечает: «Грузинские компании, производящие вино и алкогольные напитки, не будут зависеть от российского рынка, что очень хорошо. Каждая компания имеет возможность диверсификации рынков».

«В течение первого года, возможно, Грузия сможет экспортировать в Россию 8-10 млн. бутылок. Для справки: сегодня экспорт грузинского вина в остальные страны составляет 23-24 млн. бутылок. Если к этому прибавится 10 млн. бутылок, и Грузия сможет сохранить темпы роста, через год экспорт вина может составить 40 млн. бутылок. Это означает, что в экспорте вина Россия может занять нишу в 20-25%. Это – солидный показатель. Однако он не настолько рискован, чтобы мы зависели только от России. На экспортных рынках у нас будет различная конъюнктура», — заявляет Давиташвили.

Резюме

Смогут ли грузинские виноделы достойно вернуть российский рынок? Делать прогнозы очень сложно, так как существует множество различных аргументов. Факт, что легким делом это не будет, тем более с учетом всех тех факторов, о которых подробно говорится в статье. До сегодняшнего дня остается неясным, как произведенная в Грузии продукция будет попадать в Россию – морским, железнодорожным или автомобильным транспортом через КПП Ларс. В первом и втором случае, с учетом существующей реальности, экспортерам придется использовать транзитный путь, что связано с дополнительными расходами и увеличением времени доставки. Третий же вариант в зимнее время может испытывать определенные затруднения из-за обильных снегопадов и закрытия дороги, что также отразится на времени и качестве продукции.
С учетом всех перечисленных факторов, грузинское вино, ставшее символом политических договоренностей и примирения, по утверждению официальных лиц обеих стран, на прилавках России появится уже в мае 2013 года.

Лаша Заргинава

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *