Внутренние детерминанты внешней политики России

Российская Федерация – выделяющийся игрок современной международной системы, чья роль и влияние на процессы, протекающие в мире, растут изо дня в день. Соответственно, растет интерес и в отношении внешней политики этой страны. После коллапса Советского Союза, Россия смогла серьезно трансформироваться и предстала перед миром в качестве нового центра силы, для которого оказались неприемлемыми те правила игры, которые ей предлагает униполярная международная система. Исходя из вышеотмеченного, интерес к внешней политике России с каждым днем возрастает в среде исследователей международных взаимоотношений. Несмотря на это, единого мнения об определяющих факторах внешней политики Российской Федерации не существует, поскольку политика данной страны неоднозначна и трудно прогнозируема, являясь результатом довольно сложной корреляции внутренних и внешних факторов.

Предлагаемая статья преследует цель кратко рассмотреть внутренние факторы, определяющие внешнюю политику Российской Федерации и выявить влияние происходящих внутри страны процессов на внешнюю политику страны.

Для того, чтобы лучше показать, какое влияние имеют происходящие внутри страны процессы на ее внешнюю политику, целесообразно коротко рассмотреть узловые компоненты внешней политики Российской Федерации. Согласно мысли, распространенной среди исследователей международных отношений, после развала Советского Союза Россия уже не является глобальным игроком, но представляет из себя серьезного регионального актора. Указанное утверждение односторонне опирается на соображение, согласно которому сегодняшняя Россия значительно слабее, чем Советский Союз. Несмотря на это, рассматривать Россию в качестве регионального игрока неоправданно, что, в первую очередь, вытекает из географии данной страны. Российская Федерация занимает значительную часть континента Евразии и находится в интерактивных отношениях с регионами как Европы, так и Центральной и Восточной Азии, Ближнего Востока и Тихого океана. В то же время, она значительный актор каждого региона, что, независимо от всех других обстоятельств, превращает ее в глобального игрока. Ведь география – главнейший детерминант внешнеполитических интересов любой страны. Однако, возникает вопрос о том, что определяет со стороны того или иного международного политического актора пути и методы защиты собственных интересов? Указанное, в первую очередь, зависит от того, как та или иная конкретная страна идентифицирует себя в международной системе. С этой точки зрения, особенно интересна Российская Федерация, которая в так называемое нацию-государство оформляется лишь после распада Советского Союза. Естественно, это не подразумевает того, что не существовало понятия русской нации. Просто не существовало понимания России как чисто российского государства. В советский период абсолютно все советские союзные республики обладали некоим образом национальным самоуправлением, кроме России, которая реально представляла собой космополитический центр советской империи. Свою же собственную идентификацию русский народ осуществлял не с Россией, а с Советским Союзом, этнические русские являлись советскими гражданами. Соответственно, распад Советского Союза не только поставил страну лицом к лицу с новой международной политической реальностью, но нация полностью оказалась перед новой ментальной реальностью. Соответственно, 1991-2003 годы – это не только годы развития российского государства, их необходимо представить как период формирования русского национального самосознания. В этом же контексте очень легко объяснить, почему считают себя угнетенными представители этой страны. Ведь они в одно время были движущим мотором большой империи. Сегодня же они утеряли эту функцию. Соответственно, на повестку дня ставится новая ценность: великая Россия, родина, которая нуждается в защите как от внутренних, так и от внешних врагов. В конце же концов формируется общественное мнение, которое подталкивает государство к действию, постольку, поскольку любое правительство, в том числе и то, которое подобно российской власти склонно к авторитаризму, обязано провести легитимацию самой себя, что, очевидно, не удастся, если оно пойдет против основных требований общества. Требованием же общества является сильная, великая Россия, которую уважают, с которой считаются, которая является одним из векторов мировой силы. Подобному формированию общественного мнения, в определенной степени, способствует и фактическое отсутствие в стране свободных СМИ. Говоря иначе, в Российской Федерации наибольшая часть местных информационных ресурсов монополизирована властью. Поэтому, можно сказать, что видение наибольшей части российского общества и политической элиты России в связи с ролью и будущим страны находится в полном согласии, что, с одной стороны, обуславливает внутриполитическую стабильность России. С другой же стороны, дает российской власти больше возможностей для маневрирования на внешнеполитическом поле.

При оценке внешней политики России, исследователи международных отношений часто допускают ошибку, рисуя эту страну колоссом на глиняных ногах, в которой наблюдается тяжелое экономическое и социальное пространство, а коррупция препятствует эффективному управлению страной. Логично предположить, что подобное государство, рано или поздно окажется перед лицом серьезного кризиса. Реально же, в лице Российской Федерации мы имеем дело со страной, в которой, согласно данным на январь 2013 года уровень безработицы составляет 6%, что значительно ниже аналогичных показателей развитых стран Западной Европы, объем экономики которых выше российской экономики, возможно, в несколько раз. Поэтому, социальная стабильность – еще один источник легитимации авторитарной власти России и еще одна гарантия гибкости внешней политики.

Исходя из сказанного, можно сделать вывод, что в России налицо авторитарное правление, в условиях которого происходит угнетение свободных масс-медиа, нарушаются права человека, что, как было уже отмечено – логическое явление с учетом тех процессов, которые носят название «формирование России в качестве нации-государства», которое, с одной стороны, нуждается в защите. А с другой стороны, — в возвращении былого величия. В этом контексте, интересны механизмы принятия Россией внешнеполитических решений и процессы, в которых наибольшую роль играет человеческий фактор. Указанное особенно четко проявилось в период деятельности нынешнего ее президента Владимира Путина на посту премьер-министра. Несмотря на то, что согласно российскому законодательству «внешняя политика» — эксклюзивная сфера полномочий президента, Владимир Путин и на посту премьер-министра «совмещал» функцию архитектора российской внешней политики. Хотя, не нужно думать, что внешняя политика полностью находится в руках одного человека. Россия – государство с достаточно хорошо развитым бюрократическим аппаратом, с сильными экономическими акторами, спецслужбами и армией. Каждый из них в политической системе России представляет собой серьезного игрока и может рассматриваться в качестве группы интересов, обладающей собственными взглядами и амбициями. Несмотря на это, дискуссии о внешнеполитических шагах почти никогда не принимают такую форму, как это обычно происходит на Западе. Взамен институциональной дискуссии, для российской реальности характерны дискуссии кулуарного типа, при которых отдельная группа интересов, независимо от других старается вынести к первому лицу собственные идеи или взгляды. Примечательно одно обстоятельство: в отличие от Ельцина, Владимир Путин за период своей деятельности смог добиваться решения важнейших для страны внешнеполитических вопросов посредством консенсуса между отдельными акторами и группами интересов. В стране фактически не осталось независимого от государства крупного экономического актора, который смог бы навязать государству свои интересы, например, как это происходит в Японии или Германии, где на принятие властями страны того или иного решения очень большую роль оказывают позиции крупных корпораций. Олигархи, которые в постсоветской России создавали в значительной степени политическую погоду, фактически потерпели поражение в борьбе с государством. А такие гиганты, как, например, «Газпром», на которого приходится 5% мировой добычи газа, сегодня представляет собой довольно внушительный рычаг внешней политики России.

Одной из значительных характеристик принятия решений по внешнеполитическим вопросам правящими кругами России является и то, что они не ограничены в принятии решений стратегической оппозицией, как это происходит в странах Запада. Более того, президент в стране имеет столь большое влияние, что он не подотчетен даже перед собственной политической командой, как это имеет место быть, например, в Великобритании. Собственно, Россия на внешнеполитической арене выступает как государство с постоянными, конкретными материальными интересами, для защиты которых она обладает многообразным арсеналом.

Георгий Гобронидзе

 

• Foreign policy in comparative perspective: domestic and international influences on state behavior, Chapter 5. Paul D’Anieri: Russian foreign policy: Continuity, Revolution, and Search for the Status(2002);
• Freedom house, Russia: Overview, Freedom of press 2012
• Russia beyond the headlines, Russia names its top foreign policy priorities(see URL: http://rbth.ru/articles/2012/12/14/russia_names_its_top_foreign_policy_priorities_21116.html)
• Strategic Studies Institute, United States Army War College, Perspectives on Russian Foreign Policy (2012),
(see URL: http://www.strategicstudiesinstitute.army.mil/pubs/display.cfm?pubid=1115 ).
• Trading Economics, Russia unemployment rate (2013)
(see URL: http://www.tradingeconomics.com/russia/unemployment-rate )

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *