Грузия: Почему Запад, а не Россия?

Для начала – небольшая ремарка. Попрошу Вас ответить на простой и, может даже в некотором смысле, примитивный вопрос. Представьте, что Вам нужно, как можно скорее, определиться с местом постоянного жительства, но выбирать придется лишь между двумя странами: Южная Корея и КНДР. В какое из этих государств Вы отправитесь на ПМЖ? Если в Южную Корею, то можете не продолжать чтение, так как мотивы Грузии при выборе прозападного курса Вам должны быть более-менее понятны. Если Ваш выбор все же пал на КНДР, то в таком случае ниженаписанное заслуживает Вашего внимания.

Чтобы избежать обвинений в тенденциозности и навязывании собственных убеждений замечу — в этом материале я высказываю собственную точку зрения. Я не могу представить общественную позицию Грузии в абсолютном целом, потому что ее единой как таковой и не существует. Все, что ниже — мое субъективное мнение. Но его смело можно назвать показателем настроений масс.

Что Тбилиси влечет там, вдали, и что не привлекает здесь поблизости?

Вдали – это на Западе. В США и/или Европе, если угодно. Поблизости, соответственно, в России. Почему Грузия в последние годы особенно активно декларирует прозападный курс и стремится в европейские и евроатлантические структуры – вопрос открытый. В первую очередь, для россиян, многие из которых искренне не понимают устремлений маленькой страны, тем более, бывшей в недалеком прошлом частью Российской Империи, а затем – частью империи советской. Для официальной Москвы намерения Тбилиси неприемлемы и нелицеприятны. Порой, здесь даже не удосуживаются скрывать — подобный исторический багаж обязывает Грузию оставаться в орбите российского влияния если не навечно, то еще очень надолго. Тем более, ориентир, определенный официальным Тбилиси в качестве итоговой цели, противоречит геополитическим интересам России. Запад, он то, конечно, Москве не враг, но противник безусловный.

Что касается жителей южнокавказской республики, то для большинства грузин евроинтеграция и прозападный курс страны – вопрос скорее риторический. Все объясняется просто – люди стремятся туда, где лучше. Все настолько элементарно, что только, пожалуй, любители теорий заговора либо исторических параллелей и закономерностей начнут искать во всех этих интеграционных процессах подвох и скрытые мотивы. Да, импульсивные грузины – народ, много чего желающий и, будем откровенны, не всегда всего заслуживающий. Порой амбиции отдельно взятого грузина даже выше окружающих его гор, но эти амбиции, как правило, основываются на простом стремлении к лучшему. Все попытки усмотреть в простом процессе сложные мотивы – беспочвенны. Рассуждать о том, что прозападный вектор страны выбран, чтобы досадить кому-то (понятно кому) или, наоборот, в угоду опять же кому-то – не имеет смысла.

Итак, что же привлекает грузин, да и многих других (давайте будем честны!) сотоварищей по бывшему Советскому Союзу в западном обустройстве? В годы советской эпохи, особенно в период «холодной войны», официальная пропаганда постоянно вещала о «загнивающем Западе» и «преступных капиталистических режимах». По идее, жители «страны рабочих и крестьян», внемля дикторам и газетам, должны были формировать массу со стойким чувством неприязни к США и Европе. По большей части так оно и было, но неприязнь эта всегда шла вкупе с не менее стойким чувством зависти – ведь «загнивающие» жили определенно лучше. Сегодня на дворе двадцать первый век. Эра технологий и информации. Человечество в абсолютном большинстве прекрасно осведомлено об уровне развития того или иного государства, о перспективах того или иного строя. Но, несмотря на это, аудитория уже российских федеральных телеканалов все также продолжает получать периодические извещения о «разваливающейся Европе» и «неминуемом крахе США». Но внемлющих «гласу» уже не так много, как прежде. Разумеется, не будем брать в расчет ура-патриотов и людей, тоскующих по «той жизни в СССР», а также часть граждан постсоветских республик, для которых российские федеральные СМИ – почти единственный источник доступной информации. Для всех остальных очевидно: «разваливающаяся», «загнивающая» и «бездуховная» западная система на самом деле является наиболее удобной, комфортной и прогрессивной для жизнедеятельности современного человека. Здесь стоит заметить и то, что формулировка «западная система» – понятие растяжимое. Оно развилось и укоренилось в нашем сознании еще в советскую эпоху и подразумевает совокупность норм, принципов и систем государственного и общественного устройства, свойственных другим, более успешным и развитым странам. Как правило, это США, Канада, большинство государств Европы, Австралия и другие субъекты на карте мира, взявшие за основу построения внутренней системы управления западную модель. Это страны с высоким уровнем демократии и защиты ее принципов и с закономерно низким уровнем коррупции. Понятно, что Россия в этот лагерь на данном этапе попасть никак не может. Судя по всему, и не особенно стремится. Зато туда стремится Грузия, в которой, конечно, не все гладко, но уже сделано немало успешных шагов за довольно короткий период на пути к цели. Справедливости ради стоит заметить, что у грузинского государства, граничащего с Россией и расположенного на стратегическом перешейке между Азией и Европой, была возможность остаться в российской политической орбите – но в Грузии этого не хотят. Наоборот, всеми силами пытаются оторваться от системы, в которой «варились» не одно десятилетие.

Привлекательность

Да, западная система привлекательнее российской. Уверен, с этим согласятся и сами многие россияне. Давайте за так называемый ориентир «по умолчанию» возьмем США и Евросоюз. Объективно, Соединенные Штаты и государства Европы сегодня пребывают на более высокой ступени развития, нежели Российская Федерация. Это касается практически всех сфер — экономической, социальной, технической, научной, культурной и других. Очень сомневаюсь, что кто-нибудь всерьез возьмется утверждать о том, что российская «Лада» лучше автомобилей из Старого Света или Америки, российский СуперДжет лучше Боинга или Аэробуса, а тихвинский вагоностроительный завод лучше, чем французский «Alstom». Список не в пользу российской продукции бесконечен. Начиная от косметики, лекарств и одежды и заканчивая ракетостроением и вооружением. При всем своем финансовом потенциале и, не говоря уже о распиаренных инновационных центрах типа Сколково, в стране не выпускаются даже собственные мобильные телефоны. Поясню, что речь идет именно о нынешней Российской Федерации, а не о советской России, которая первой когда-то запустила человека в космос. Но на том развитие и застопорилось. Пожалуй, одним из немногих, чем может сегодня похвастать самая большая страна в мире, является вооружение. Производимое с попеременным успехом, но, тем не менее, пользующееся спросом в ряде африканских, арабских и азиатских стран. Теперь, наверно понятно, почему перед началом статьи я привел в пример Южную Корею и КНДР. Первая, в соответствии с советско-американским договором от 1945-го года о разделении сфер влияния, находилась под юрисдикцией США, вторая – под юрисдикцией СССР, а последние десять лет – под «почти» покровительством РФ. В первой сегодня — технический прогресс и развитие, во второй – нуждающиеся народные массы, «блеск» вождей и ядерные испытания. Конечно же, можно допустить мысль, что Россия, позиционирующая себя, как альтернативная сила и «сверхдержава», в будущем догонит и даже перегонит геополитических соперников. Но причин тому, чтобы поверить в это, пока не видно. Наоборот, в действительности мы наблюдаем «суровую правду» — нефтяная и газовая держава сегодня не в состоянии обеспечить собственных граждан тем уровнем жизни, медицины, образования etc., которым могут похвастать страны Европы, подавно не обладающие таким же значительным запасом природных ресурсов и такими же финансовыми возможностями. Увы, но при таком раскладе российская модель не в состоянии вызвать заинтересованность других стран, так как не обладает какой-бы то ни было привлекательностью. Да, Россия – большая ядерная держава с большими деньгами и возможностями, но ее модель совершенно не привлекательна. Это особенно бросается в глаза, когда обращаешь внимание на одну деталь – российская политическая элита, постоянно критикующая Запад и судорожно размахивающая перед ним кулаком, сама во многом зависит от него. Среднестатистический российский чиновник, как правило, хранит деньги в западных банках, лечится на Западе и детей обучает там же. Ну, а если, по воле судьбы, «впадает в немилость» у себя дома, то прятаться старается тоже, как правило, на Западе. Не где-нибудь в арабских странах, не в Китае и даже не в дружественных Северной Корее или Венесуэле. Таким образом, российская система ценностей и оценок вступает в противоречие сама с собой. Враждебная идеология на деле оказывается приемлемее и ближе, чем родная. Вот это все прекрасно видно и из Грузии. Этого вполне достаточно (не говоря уже о факте оккупации) для выбора не в пользу пророссийского вектора. Конечно же, многие могут заметить и вполне справедливо, что Грузия в экономическом плане сама сильно отстает не то что от Запада, но и от России. В стране также нет какого-либо собственного производства, способного конкурировать с западным. Нет армии, способной пугать соседей. Да, все так, но есть одно «но» — Грузия не стремится к роли «сверхдержавы» либо к роли главенствующего на материке государства. В противном случае, согласитесь, это выглядело бы смешным и нелепым.

Но вернемся к Российской Федерации. Необходимо заметить, что у этой страны все же есть одно большое преимущество – энергоресурсы, формирующие ее внешнюю политику и задающие тон ее властям на международных трибунах. Нужно признать, что европейские государства опасаются России. Ведь медведь, даже в дырявых лаптях, все еще медведь. Не секрет и то, что Москве в последние годы удалось превратить своих извечных европейских оппонентов в зависимых от ее энергоресурсов партнеров. Но судя по складывающимся обстоятельствам – и такое партнерство недолговечно. Фрагмент из интервью с неким европейским дипломатом: «Раньше мы пытались бороться с «Газпромом», думали строить газопроводы в обход типа Nabucco. Но сейчас у нас есть СПГ (сжиженный природный газ), а вскоре, возможно, мы будем покупать газ в Америке. Поверьте, в Европе от этой перспективы все в восторге. Даже те, кто ходит в сауну с газпромовскими менеджерами и называет себя друзьями России»(1). Казалось бы, все предпосылки для развития российского государства созданы самой природой, но самая большая страна в мире упрямо топчется на месте. О какой привлекательности для окружающих здесь приходится говорить?

Защита государственных интересов в условиях оккупации

Оккупация грузинских территорий. Важный и весомый фактор в вопросе — почему Запад, а не Россия. На первое место я его не поставил только потому, что само стремление к интеграции в западные структуры появилось в Грузии еще задолго до августовской войны. Но после отторжения Москвой территорий Абхазии и Южной Осетии это стремление переросло в потребность. Несмотря на все «миролюбивые» заявления российских политиков в адрес грузинского народа – в реальности мы получаем иную картину. Сотни тысяч беженцев до сих пор не имеют возможности миновать российские блокпосты и вернуться в свои дома. Безусловно, в абхазской и южноосетинской проблемах есть и вина официального Тбилиси, не спорю. Тем более, подходы к решению этих проблем имеют свойство меняться каждый раз с приходом новой власти в Грузии. Но нужно согласиться — в тех трагичных процессах, которые происходили в суверенной южнокавказской республике, Москва принимала далеко не последнее участие. И принимает по сей день. Не думаю, что будет большим заблуждением, если роль Москвы в конфликтах на территории Грузии назову главной. Вот и еще один ответ на вопрос – почему Запад, а не Россия. Сегодня между Москвой и Тбилиси нет дипломатических отношений, и угроза эскалации вялотекущего конфликта все еще существует. Соответственно, Грузия вынуждена что-то предпринимать для обеспечения собственной безопасности. Как раз Североатлантический альянс и может стать именно темгарантом безопасности южнокавказского государства и стабильности вокруг. Ну и, разумеется, членство в военном блоке это вовсе не удобная возможность для Тбилиси проявить лишний раз агрессивный настрой по отношению к Москве. Грузия в НАТО — не угроза для соседей. Пребывание страны в блоке — лишь гарантия не повторения событий августа 2008-го. На этом месте многие читатели ухмыльнутся, дескать, какая, мол, интеграция в НАТО при оккупированных территориях? Замечу, в уставе Североатлантического договора нигде не сказано о том, что государства, чьи территории частично оккупированы, не имеют права на вхождение в военный блок(2).

Все познается в сравнении

Ежедневно мы что-то с чем-то сравниваем, ищем преимущества одного перед другим. Занятие не увлекательное, но крайне полезное. Иначе мы бы многого не узнали, не будь у нас возможности сравнивать. Меня часто спрашивают, почему, дескать, грузины так рвутся на Запад, (к Америке/Европе), разве им было плохо с Россией все это время? При этом, в подобных беседах часто выдвигается любимый козырь противников прозападного курса: мол, в Советском Союзе Грузия была в роли некоего «избалованного ребенка». Да, соглашусь с тем, что грузины в послевоенные советские годы вплоть до распада, зачастую, жили лучше, чем другие «собратья по СССР». Но не благодаря «особой» любви со стороны вождей, как многие считают ныне. Грузинам тогда просто удалось быстрее «сориентироваться» в ситуации. Теневая экономика, коррупция, непотизм, «левые доходы» — все это было прекрасно знакомо народам бывшего СССР. Грузины, в силу особой любви к роскоши, были знакомы с этим лучше всех остальных. Тот процесс сегодня почему-то принято считать «облагодетельствованием» нации, но на самом деле это было началом разложения ее трудоспособности. Советская система порождала один парадокс за другим. Так, строй рабочих и крестьян во второй половине двадцатого века воспитывал в большинстве своем не трудяг, а лодырей, тунеядцев и спекулянтов. Иных способов заработать хорошие деньги и, тем более, хорошо их потратить в стране советов не было. С последствиями этого мы сталкиваемся и сегодня. Ведь, не зря в грузинах, тоскующих по «той жизни в СССР» (а такие есть), до сих пор живет «голубая мечта»: ничего не делать и иметь много денег. Потому, когда меня спрашивают, почему грузины рвутся на Запад, и разве плохо им было с Россией, я отвечаю: тогда у нас не было выбора. Советский Союз был не просто страной, но и закрытой территорией, вырваться откуда было не таким простым делом. Сегодня выбор существует. Точнее, возможность выбора.

P.S. Согласно некоторым данным, треть жителей российских городов жизни на родине предпочитает эмиграцию(3). В этом ничего сверхъестественного нет. Миграция населения – вполне обыденный процесс, протекающий во всем мире. Интересно здесь другое — покидающие родину россияне преимущественно едут опять же на «ненавистный» Запад(4). Основными причинами люди называют самореализацию, социальные блага, высокий уровень жизни, защиту прав и интересов. То есть все то, что сегодня практически невозможно получить в России. Тогда возникает вопрос – если от нынешней системы бегут сами россияне, тогда почему к ней должны стремиться грузины?

 

Звиад Мчедлишвили

 

1. Газ и имидж http://www.kommersant.ru/doc/2101474

2. The North Atlantic Treaty http://www.nato.int/cps/en/natolive/official_texts_17120.htm

3. Эмигрировать из России мечтает треть городских жителей страныhttp://top.rbc.ru/society/21/09/2012/670623.shtml

4. Эмиграция из России в 2011 – 2012 году http://greener-grass.ru/immigration/emigraciya-iz-rossii-v-2011-2012-godu/

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *