О возможностях Российско-Грузинского сотрудничества на Кавказе

«Отношения между Россией и Грузией плохие; впрочем, на государственном уровне они никогда не были хорошими, и вряд ли будут» — сказал один из экспертов на встрече с нами, участниками проекта «Диалог молодых профессионалов для мира и сотрудничества», организованного центром культурных связей Грузии «Кавказский Дом» (Тбилиси). Наверное, на этом можно было бы и завершить разговор, поставив точку, но все же, попробуем быть оптимистами и немного поразмышлять о возможностях сотрудничества между Россией и Грузией, пусть даже из простого желания развеять тяжелое ощущение безысходности.

Действительно, вопрос российско-грузинского сотрудничества в контексте отсутствия официальных дипломатических отношений после военных действий августа 2008 года  кажется по меньшей мере странным, если не смешным. Ситуация в общем выглядит удручающе. Во-первых, передвижение между странами значительно затруднено: долгое время существовал визовый режим, который Грузия, проявив добрую волю, отменила в одностороннем порядке, и тщетно ждет ответного шага от России. Во-вторых, рыночные отношения почти отсутствуют, никакой серьезной торговли и товарообмена нет. Российские «миротворческие» войска находятся на территории Грузии, якобы стабилизируя обстановку,  в то время как на российском Северном Кавказе обстановка ухудшается: взрывы, похищения и убийства продолжаются, несмотря на провозглашенный мир и стабильность. Официальная Москва подозревает Тбилиси в поддержке оппозиции и подготовке беспорядков и митингов протеста. В Тбилиси все меньше молодых людей интересуется Россией и постепенно забывает русский язык. Можно упомянуть еще много различных фактов и факторов, свидетельствующих о потере связей, но все же хотелось бы поразмышлять, какие шаги Россия и Грузия могли бы сделать навстречу друг другу, чем могли бы помочь друг другу, каким опытом поделиться, чтобы преодолеть разобщенность и наладить взаимодействие.

Поскольку последние несколько лет моя общественная деятельность была связана с Северным Кавказом, я буду прежде всего ориентироваться на этот регион России,  говоря о сотрудничестве с Грузией.

Противодействие коррупции

Грузия — одна из немногих, если не единственная из республик бывшего Советского Союза, которая смогла решить проблему массовой коррупции. Безусловно, окончательно решить эту проблему нельзя, но если говорить о проблеме бытовой коррупции, как привычной норме в общественной жизни в повседневности, то с этой проблемой Грузия по впечатлениям стороннего наблюдателя сумела справиться успешно. И это удалось, несмотря на прославленный кавказский менталитет, традиции и родственные связи, которыми на Кавказе часто обосновывают или, скорее, оправдывают бытовую коррупцию.

На Северном Кавказе проблема коррупции стоит так же остро как когда-то в Грузии, и особых признаков улучшения ситуации не наблюдается. Знакомство с грузинским опытом по решению этого вопроса могло бы быть полезным для республик Северного Кавказа, и в перспективе стало бы основой для тесного и долгосрочного сотрудничества. Взаимодействие по этой теме может проходить как на официальном уровне (встречи и обсуждение ситуации между официальными представителями республик Северного Кавказа и Грузии, разработка эффективных механизмов противодействия коррупции в республиках), так и на уровне общественности, неправительственных  организаций (просветительские и образовательные мероприятия по противодействию коррупции с участием молодежи, журналистов).

Для такого сотрудничества нужна воля и заинтересованность глав республик Северного Кавказа, одобрение (или, хотя бы, отсутствие сопротивления) Москвы и согласие Тбилиси. Насколько это вероятно, сказать сложно; вопрос в том, найдутся ли желающие инициировать этот процесс.

Противодействие религиозному экстремизму

Расхожим словом «экстремизм» в России называют что угодно:  от расписывания стен неприличными словами до взрывов в московском метро. Но, наверное, больше всего оно ассоциируется с терактами и преступными действиями представителей исламских радикальных групп. Именно с распространением так называемого радикального ислама (ваххабизма или салафизма) связаны многочисленные проблемы мусульманских республик Северного Кавказа: от раскола среди населения по принципу приверженности к тому или иному религиозному течению, до терактов, совершаемых радикалами, а также – с   незаконными похищениями и пытками невинных людей российскими силовыми структурами с целью повысить показатели по поимке террористов. Все эти проблемы, переплетаясь и накладываясь друг на друга, образуют целый клубок неразрешенных вопросов, все дальше уводящих республики от нормального демократического развития.

В Грузии также есть исламские районы, где существует серьезная тенденция укрепления радикального Ислама. Распространение того или иного религиозного течения в Грузии или где бы то ни было само по себе не является проблемой. Но это – общественные явления, которые надо исследовать и изучать, чтобы подобные процессы не происходили бесконтрольно, иначе они могут породить уже настоящие проблемы, схожие с теми, с которыми столкнулась Россия на Северном Кавказе. Для понимания сути процессов, проходящих в Грузии, для их контроля и предотвращения негативных последствий, можно обратиться к опыту России, которая переживала подобные процессы ранее. Возможно, стоило бы создать совместные исследовательские и аналитические группы из представителей двух стран (эксперты, ученые, общественные деятели и правозащитники, представители религиозных общин) для обсуждения и сравнения процессов, происходящих в Грузии и на Северном Кавказе, и выработки рекомендаций для властей. Это могло бы помочь Грузии не совершить тех роковых ошибок, что сделала Россия в девяностых на Северном Кавказе.

Мониторинг за ситуацией с правами человека

Общественно-политическая ситуация на Северном Кавказе и в Грузии с точки зрения соблюдения прав человека и открытости государства значительно отличается в пользу последней. В Грузии, безусловно, существует еще много проблем, связанных с нарушением прав человека, но нет таких массовых и грубых нарушений фундаментальных прав, какие отмечаются на Северном Кавказе многие годы подряд. Правозащитники и активисты, работающие в регионе, подвергаются опасности, и часто не могут действовать открыто. Это усложняет их работу и ограничивает возможности для распространения информации и изменения ситуации. Более того, начиная с апреля этого года большинство активно функционирующих общественных организаций подвергается давлению со стороны государства. Проходят многочисленные внеплановые проверки прокуратуры по соблюдению закона об иностранном финансировании НКО. Эти проверки дискредитируют статус НКО, настраивают общественное мнение против общественных организаций, и в итоге тормозят и усложняют работу организаций. Являясь зачастую единственным источником достоверной информации о существующих проблемах в регионе, правозащитные организации на Северном Кавказе и без того сталкиваются со значительными сложностями в своей работе, а с учетом описанной тенденции есть высокий риск, что они вообще будут закрыты или просто прекратят функционировать, потеряв финансирование. В этой ситуации правозащитные организации на Кавказе очень нуждаются в поддержке грузинских коллег. Сотрудничество грузинских и северокавказских общественных организаций позволило бы распространять информацию о ситуации на Северном Кавказе за пределы региона, выносить в европейское пространство, при этом – обезопасив самих правозащитников на Северном Кавказе. Формами сотрудничества могли бы быть программы по совместному мониторнгу за нарушением прав человека, подготовка докладов и рекомендаций, а также – в особо острых ситуациях – акции солидарности и информационные кампании. В то же время российские правозащитники могли бы работать вместе со своими коллегами в проблемных постконфликтных регионах в самой Грузии. Такое сотрудничество, безусловно, важно с точки зрения международной солидарности и установления настоящего мира и стабильности в регионе, однако, может вызвать серьезное сопротивление со стороны российских властей, не приемлющих критику, и стремящихся к полному контролю в северокавказском регионе, в том числе – и за информационным пространством.

Единое информационное пространство

Россия и Грузия находятся в своеобразной информационной изоляции друг от друга: основные новости, которые сообщают средства массовой информации, зачастую представлены предвзято и однобоко, в пропагандистском ключе. В этой ситуации, особенно остро чувствуется нехватка  объективной информации как о политической ситуации в странах, так и о других сферах общественной жизни. В связи с этим представляется очень актуальным формирование общего информационного пространства, охватывающего все сферы жизни в двух государствах, которое поможет вновь вызвать интерес людей друг к другу и преодолеть существующую разобщенность. Этой цели можно было бы достичь через создание единой независимой телерадиокомпании, работающей на Северном и Южном Кавказе на нескольких языках или в качестве альтернативы – единого интерактивного общественно-политического и культурного интернет-портала. Более того, на базе такого информационного пространства могло бы формироваться международное сообщество журналистов, которые бы выступали в качестве своеобразной «четвертой силы», в том числе – и при необходимости решения неких противоречий и конфликтов между государствами.

Создание единого информационного пространства на Кавказе создало бы необходимую основу для сотрудничества между странами.

Обучающие программы в области прав человека и демократии

Активная работа с молодежью является одним из приоритетных направлений в современной политике грузинского государства. Молодые люди в Грузии активно вовлечены в общественно-политическую жизнь и нередко занимают серьезные государаственые должности. В Северокавказском регионе России  большой процент молодого населения, которое постепенно вовлекается в политическую жизнь республик, несмотря на то, что возможностей у них для этого меньше, чем в Грузии, в силу специфики региона и в целом ситуации в России.

Так или иначе очевидно, что через несколько лет именно эти молодые люди займут ключевые посты в правительствах своих республик и будут определять политику и взаимоотношения между странами. С учетом необходимости восстановления и развития отношений между Россией и Грузией представляется важным налаживание личных связей и отношений у молодежных гражданских и политических активистов. Это можно осуществить через создание молодежной образовательной и просветительской программы в области прав человека и демократии. В рамках такой программы должны проходить лекции, семинары, тренинги по правам человека, межкультурному взаимодействию, ненасильственному разрешению конфликтов, демократическому управлению и т. п. Такая образовательная программа не только позволит участникам пополнить знания и повысить компетенцию в области демократического управления и прав человека, но и будет способствовать созданию международного сообщества молодых политиков и гражданских активистов. Выпускники программы смогут вести открытый диалог, обладая общим языковым и понятийным аппаратом, единым подходом к решению общественных проблем и государственной политике. Более того, необходимо инициировать создание платформы для молодежного диалога по спорным политическим и историческим вопросам, актуальным для Грузии, России, а также – республик Северного Кавказа. Такой диалог может проходить в форме круглых столов, конференций, неформальных встреч, дебатов, которые позволят молодым журналистам, политологам, историкам подготовиться к решению проблем, существующих внутри и между нашими странами.

Развитие культурных и научных связей

На Кавказе существует общее культурное пространство, на протяжении истории объединяющее людей и народы сильными связями, несмотря на существующие территориальные границы. Эти нерушимые связи всегда сохранялись и были едва ли не главной основой для восстановления отношений после многочисленных противостояний, конфликтов и войн, проходящих на Кавказе. Сегодня, как и прежде, эти связи между Россией и Грузией все еще сильны, несмотря на недавний военный конфликт и нынешнее политическое противостояние, и очень важно продолжать прилагать с обеих сторон усилия к их развитию и расширению. Здесь можно говорить о нескольких направлениях. Прежде всего, это совместные культурные мероприятия в Грузии и в России, в частности на Северном Кавказе: фестивали народной и современной музыки, танцам, пению, выставки  современного искусства, фотографии, живописи; поэтические конкурсы, конкурсы по переводу художественной литературы для молодежи, культурно-исторический туризм и т.д. Вторым направлением может стать научно-исследовательская и образовательная деятельность.  В области кавказских исследований необходимо инициировать студенческие и научные обмены, стажировки, научно-практические конференции и форумы по таким дисциплинам как история, политология, культурология, социология, антропология. Надо активизировать работу по изданию совместных научно-популярных журналов, бюллетеней и сборников. Все это будет способствовать возникновению и укреплению общего интеллектуального и научного пространства на Кавказе. И, наконец, одним из важных элементов усиления культурных связей должно быть восстановление и сохранение единого языкового пространства. В Грузии в связи со сложными политическими отношениями с Россией и ориентацией на запад все меньше молодых людей знает и стремится изучать русский язык, поскольку область применения его минимальна. Однако, русский язык на протяжении многих лет являлся не только языком межкультурного общения для народов Кавказа, но являясь языком науки и культуры, был общим культурным кодом для кавказской интеллигенции, создавал общее интеллектуальное пространство. Именно поэтому утеря роли и значения русского языка, может негативно сказаться на связях и отношениях между народами и республиками Кавказа. В связи с этим, необходимо создать новые программы обучения русскому языку для молодежи на Кавказе, создавать учебники и методические пособия для русского, как неродного языка, развивать программы повышения квалификации для преподавателей русского языка. Очевидно, что именно Россия должна взять на себя ведущую роль на этом направлении, найти финансирование, и совместно с грузинской стороной разработать разнообразную многолетнюю программу по обучению и продвижению русского языка.

России и Грузии в ближайшие годы предстоит найти и вернуть общий язык в прямом и в переносном смысле слова, чтобы наладить сотрудничество и мирное сосуществование.  Хочется верить, что нам удастся достичь этой цели.

 

Татевик Гукасян

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *