Роль Евросоюза в трансформации грузино-абхазского конфликта

Война августа 2008 года существенно изменила динамику грузино-абхазского конфликта. В результате признания независимости де-факто республики Абхазии со стороны Российской Федерации исчезла существовавшая до этого правовая база по урегулированию конфликта и, соответственно, была прекращена работа тех институтов, которые были ответственны за трансформацию конфликта и невозобновление огня. Этот процесс затронул также и международные миссии.

В августе 2008 года разработка и подписание документа о прекращении огня произошло при непосредственной медиации президента Франции Николя Саркози, страны-председателя Евросоюза. На базе этого документа вскорости началось проведение «Женевских дискуссий», в которых Евросоюз представлен в качестве одного из сопредседателей. Кроме этого, была создана миссия наблюдателей Евросоюза в Грузии (EUMM). С учетом этих и других ниже рассмотренных факторов, Евросоюз является на сегодняшний день одним из основных международных игроков, которые включены в процесс урегулирования конфликтов в Грузии.

Политика непризнания и включенности

Российско-грузинская война 2008 года оказала серьезное влияние на политическую ситуацию как в Грузии, так и во всем регионе. Преследуя цель «легитимации» результатов войны, Российская Федерация признала независимость грузинских территорий – Абхазии и Южной Осетии.

Учитывая создавшуюся ситуацию, для официального Тбилиси жизненно важную роль играет позиция международного сообщества по вопросу признания Абхазии и Южной Осетии. На повестку дня встала проблема разработки и менеджмента «политики непризнания» в качестве одного из стратегических направлений внешней политики Грузии.

Разработанная в Тбилиси после августовской войны «политика непризнания» основывалась на легитимном интересе – не допустить необратимого признания независимости собственных территорий. Сегодня, по истечении пяти лет после окончания войны, можно сказать, что эта политика оказалась успешной. К настоящему времени, кроме России, Абхазию и Южную Осетию признали три государства – Никарагуа, Венесуэла и Тувалу.

Успех «политики непризнания» во многом был определен позицией основного международного союзника Грузии – Соединенных Штатов Америки и государств Евросоюза. «Это решение неприемлемо; мы призываем остальные страны не признавать эту самопровозглашенную независимость…» – говорится в коммюнике чрезвычайного саммита Евросоюза от 1 сентября 2008 года1. Наряду с этим, в документах Евросоюза появились термины – «оккупация»2 и «оккупированные территории»3.

Вместе с правовым оформлением факта оккупации4 и параллельно с достигнутыми в направлении непризнания успехами, а также определенной стабильностью, на повестку дня встала необходимость разработки последовательной государственной политики по деоккупации страны.

В январе 2010 года правительство Грузии опубликовало «Государственную стратегию в отношении оккупированных территорий»5, а позднее и план действий согласно этой стратегии. В разработке документа наряду с международными и местными экспертами принимал участие офис специального представителя Евросоюза6. Документ, принимая во внимание гуманитарные принципы, преследует цель предложить населению, проживающему на оккупированных территориях, различное обслуживание, предлагаемое со стороны Тбилиси. В этом смысле предложение находится в соответствии с разработанными Евросоюзом подходами непризнания и включенности7 в отношении упомянутых регионов.

Соответственно, Евросоюз, который был включен в разработку плана, состоящего из шести пунктов по прекращению огня, и принимает участие в «Женевских дискуссиях», поддержал оба компонента политики правительства Грузии – «непризнание» и «включенность». Кроме этого, после 2008 года серьезно углубилось сотрудничество между Грузией и Евросоюзом. В июле 2010 года начались переговоры по Соглашению об ассоциации, парафирование которого запланировано на ноябрь текущего года на Вильнюсском саммите.

Подход нового правительства Грузии – все, кроме признания, и модель Евросоюза по непризнанию и включенности.

17 января 2011 года Питер Семнеби озвучил видение Евросоюза по отношению к существующим в Грузии конфликтам8. В документе на философском уровне рассматриваются наиболее адекватные на данном этапе пути позитивного воздействия на грузино-абхазский конфликт: деизоляция Абхазии, и ее включение как можно в большее количество европейских проектов. «Вовлечение Евросоюза в текущие процессы сепаратистских регионов Абхазии и Южной Осетии даст возможность открыть эти территории, повысить собственный вес и усилить действенные рычаги, стать альтернативой господствующей пророссийской ориентации и, в конечном итоге, приблизиться к урегулированию конфликтов».
К сожалению, вышеописанный философский подход Евросоюза не смог трансформироваться в эффективную политику. Этому способствовало/частично способствует и сегодня несколько факторов: а) тупиковая ситуация, создавшаяся после войны 2008 года, и различные позиции сторон конфликта относительно «включенности»; б) наложение двух противоположностей: с одной стороны, парадигмы оккупации и, с другой стороны – «включенности»; в) жесткая позиция правительства Саакашвили.

Последний из перечисленных факторов был снят после 1 октября прошлого года вместе со сменой правительства в Грузии. Государственный министр по вопросам реинтеграции Паата Закареишвили озвучил подход нового правительства по отношению к конфликтам – «все, кроме признания». Эта политика находится в полном унисоне с вышеописанными планами Евросоюза. Соответственно, высока вероятность того, что политика Евросоюза и подходы нового правительства Грузии дадут эффект синергии, который в долгосрочной перспективе будет способствовать трансформации конфликта.
На сегодняшний день Евросоюз является одним из основных международных институтов, который имеет возможность внести в конфликт динамику позитивного содержания. Эти возможности Евросоюза основываются как на его ценностной ориентации, так и на организационной стороне. Это объединение, которое на собственной территории смогло эффективно преодолеть проблемы этно-территориального характера и, вместе с тем, обладает конкретными инструментами для разрешения аналогичных вопросов на других тарриториях.

Исходя из этого, для Грузии, а конкретно – для ее нового правительства, жизненно важна поддержка Евросоюза не только в деле сохранения статус-кво (политика непризнания), но важно также распространение политики ЕС на территории де-факто Абхазии (политика включенности).

Осуществляемая на протяжении последних лет со стороны Тбилиси изоляционистская политика контрпродуктивна, так как способствует росту степени зависимости региона от России. Тбилиси не обладает никакими другими действенными рычагами кроме того, чтобы открыть Абхазию Европе. Европеизированное абхазское общество станет потенциальным партнером и союзником для Тбилиси. Только лишь в едином европейском контексте смогут пересечься пути Тбилиси и Сухуми. После чего станет возможным полномасштабное урегулирование конфликта.

 

Георгий Шаишмелашвили

 

1. Extraordinary European Council, Brussels, 1 September 2008, Presidency Conclusions, См.: http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/en/ec/102545.pdf
2. Резолюция Европарламента от 20 января 2011 года относительно стратегии Евросоюза в Черноморском регионе (2010/2087(INI)) http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P7-TA-2011-0025+0+DOC+XML+V0//EN&language=EN
3. Stephan Fule, рассмотрение с грузинской делегацией ситуации на оккупированных территориях декабрь 2010 года, переговоры Евросоюз-Грузия в Брюсселе, 8 декабря 2010 года, см. здесь: http://civil.ge/eng/article.php?id=22941
4. ЗАКОН ГРУЗИИ Об оккупированных территориях: http://www.smr.gov.ge/docs/doc222.pdf
5. Государственная Стратегия в отношении оккупированных территори Вовлечение путем сотрудничества: http://www.smr.gov.ge/docs/doc212.pdf
6. Выступление Питера Семнеби 17 января, в котором он обсудил перспективы сотрудничества и оценил стратегию и план действий правительства Грузии.
7. Cathrin Ashton, 8 July, 2010 http://www.mfa.gov.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=30&info_id=12315
8. Presentation by the EU Special Representative for the South Caucasus, Peter Semneby: “Perspectives for engagement, dialogue and cooperation to address the consequences of the war between Russia and Georgia: a forward looking approach.” http://www.consilium.europa.eu/media/1252985/speech-pace%20mc-paris-110117-final.pdf

Comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *