Россия и Европейский Союз: на пути к общеевропейскому пространству

Георгий Вардишвили в своей статье [1] подробно рассказал о формах взаимодействия Грузии и Евросоюза. Для России диалог с ЕС столь же важен и носит не менее разносторонний характер. В последние годы в ЕС для сотрудничества с соседними странами сформировались хорошо проработанные подходы, самые общие характеристики которых не зависят от географического положения и размера населения партнеров ЕС. Особенности политического процесса в странах-партнерах и состояние их экономики, напротив, не могут не приниматься в расчет Евросоюзом. Получается, что государства, настроенные на конструктивную совместную работу с ЕС, движутся параллельными курсами в одном направлении, но динамика этого движения может довольно сильно отличаться.

Соглашение

Правовой основой отношений России и ЕС является Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС), подписанное в 1994 г. и вступившее в силу в 1997 г. [2] В 2007 г. первоначально обозначенный срок действия соглашения истек, но оно автоматически ежегодно продлевается пока продолжается работа над документом, которому предстоит заменить СПС и у которого пока нет названия. Обычно, согласно принятой в ЕС практике, юридической формой более тесного взаимодействия с третьими странами становятся «соглашения об ассоциации», однако в переговорах России и ЕС идет поиск особой формы, которая позволила бы подчеркнуть равный статус сторон – такой формой может стать, например, соглашение «о стратегическом партнерстве». Поскольку окончательное решение не найдено, используется рабочая формула «новое базовое соглашение» (НБС).

Конечно, важнее не название, а содержание документа. Соглашение 1994 г., в части посвященной вопросам экономики, позволяло определить правила, заменявшие нормы Всемирной торговой организации (ВТО) на период, пока Россия в эту организацию не входила. В августе 2012 г. Россия стала полноправным членом ВТО. [3] В достижении этого результата, помимо огромной работы, проделанной российскими переговорщиками, важную роль сыграли ЕС и США, а также Грузия, отказавшаяся от блокировки важного для международной торговли решения, несмотря на острые противоречия с Россией по Абхазии и Южной Осетии. Теперь можно ставить вопрос о том, что составит экономическое содержание НБС. Логичным продолжением курса, определяемого нормами ВТО, являлось бы создание зоны свободной торговли, как это предусматривается соглашениями об ассоциации. В настоящий момент ни Россия, ни ЕС не готовы пойти на такой шаг, хотя обе стороны в принципе согласны с тем, что именно общее экономическое пространство, которое будет включать ЕС, Россию и ряд стран партнеров, является долгосрочной целью, которую не следует упускать из вида.

Вообще популярная в политологии широкая трактовка понятия «пространство» [4] была очень удачно использована в отношениях России и ЕС. Собственно, с политической точки зрения состояние и перспективы взаимодействия России и Евросоюза лучше всего передает не сухой текст СПС, а концепция четырех «общих пространств», принятая на саммите Россия-ЕС в Санкт-Петербурге в 2003 г. и разработанная в так называемых «дорожных картах», одобренных в 2005 г. [5] Эти документы не раз становились объектом аргументированной критики [6] за расплывчатость и декларативность, но для того, чтобы задать общее направление поступательного развития отношений России и ЕС, они вполне годились и до сих пор не исчерпали своего потенциала.

Быстрая реализация положений «дорожных карт» и не предполагалась. Часто препятствием для более динамичного продвижения является не отсутствие политической воли, а объективные характеристики экономического и социального развития сторон.

Экономика

Для того чтобы «открытый интегрированный рынок», о котором говорится в «дорожной карте» по общему экономическому пространству, оказался взаимно выгодным, российский бизнес должен быть способен производить продукцию и оказывать услуги на уровне, соответствующем наиболее развитым странам мира. Выход на такой уровень занимает время, и отставание России в этом отношении до сих пор не ликвидировано, несмотря на определенный прогресс. Бизнесмены ЕС неоднократно объясняли, что для активизации их деятельности в России им недостает участия России в ВТО. Теперь это желание исполнено, возникли новые условия, в которых сторонам необходимо научиться действовать прежде, чем перейти к следующим шагам.

Собственно и без формирования по-настоящему единого экономического пространства, и даже до вступления России в ВТО масштаб экономических отношений России и ЕС обеспечивает беспрецедентно прочный фундамент для развития взаимодействия в других областях. Контакты со странами ЕС составляют около 50% внешнеторгового товарооборота России [7], при этом среди торговых партнеров самого Евросоюза Россия занимает третье место после США и Китая [8]. Присутствие бизнеса ЕС, не только предлагающего свои товары и услуги, но и создающего производства на российской территории, меняет в лучшую сторону качество жизни россиян и заставляет российские компании соответствовать современным требованиям, чтобы сохранить конкурентоспособность.

Свобода, безопасность, правосудие

Для бизнеса, и в целом для жизни людей, важна правовая определенность, верховенство закона, а в этом отношении к России предъявляется немало претензий. Диалог по этим вопросам между Россией и ЕС является частью второй «дорожной карты» — по общему пространству свободы, безопасности и правосудия. В конечном счете, прогресс в этой области зависит от внутреннего развития России, но помощь ЕС всё же может оказаться полезной. Среди всего спектра тем, которые включает в себя идея общего пространства свободы, безопасности и правосудия, особенно заметен визовый диалог. Действительно, часто о самом существовании Евросоюза россиянам приходится задуматься только в связи с получением шенгенской визы. Хорошо известно, что этот процесс сопряжен с выполнением множества бюрократических формальностей, зачастую не слишком осмысленных и раздражающих. И именно это ощущение раздражения и унижения формирует общественные представления о состоянии отношений России и ЕС.

Визовый диалог постепенно приносит свои результаты. В 2006 г. стороны заключили соглашение об упрощении визовых процедур [9]. Соглашение фиксировало сниженный уровень визовых сборов (35 евро) и категории граждан, полностью освобождаемых от сборов (в том числе участников научной, культурной и творческой деятельности). Устанавливался список документов, подтверждающих цель поездки, правила оформления многократных виз и продолжительность обработки заявлений на визу. Владельцы дипломатических паспортов получали право безвизовых краткосрочных поездок в страны Шенгенского соглашения. Для большинства граждан упрощение визового режима поначалу прошло почти незамеченным. Как и раньше им приходилось вновь и вновь собирать документы и стоять в очереди в консульство. Но именно это соглашение, в конечном счете, стало основой для постепенной нормализации отношений России и ЕС в визовом вопросе. Постепенно расширилась практика выдачи многократных долгосрочных виз. Появились коммерческие визовые центры, существенно увеличившие комфортность процесса подачи заявок и получения виз.

В настоящее время параллельно идут переговоры об очередном этапе упрощения визовых процедур и работа над согласованным Россией и ЕС в 2011 г. перечнем «совместных шагов» по переходу к безвизовому режиму [10]. «Шаги» разделены на четыре блока – о защищенности документов, незаконной миграции, правовом сотрудничестве и внешних связях. Вопреки сложившемуся у многих российских граждан предубеждению, переход к безвизовому режиму является вполне реальной перспективой, хотя по-видимому достижение этой цели займет еще несколько лет. При этом речь пока идет только о возможности краткосрочных безвизовых поездок без права на работу. Соответственно, создание пространства для свободного передвижения рабочей силы может стать новой задачей для переговоров России и ЕС в следующем десятилетии.

Внешняя безопасность

В третьей «дорожной карте» речь идет об «общем пространстве внешней безопасности». Предполагается, что такое пространство будет сформировано через координацию участия сторон в решении основных международных вопросов, совместную борьбу с терроризмом, сотрудничество в области кризисного урегулирования и в предотвращении и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.

Сотрудничество на этих направлениях выгодно обеим сторонам, но перевести его в практическую плоскость часто оказывается непросто. Российский МИД практически в ежедневном режиме проводит консультации по широкому кругу международных проблем как на двустороннем уровне – с министерствами иностранных дел стран-членов ЕС, так и с Единой внешнеполитической службой ЕС, созданной после вступления в силу Лиссабонского договора. Зачастую вопросы, по которым Россия и ЕС в ходе этих консультаций находят общий язык, ускользают от внимания общественности, как слишком «пресные», в то время как разногласия привлекают всеобщее внимание. Такой подход, обусловленный особенностями современной медиа-среды, искажает объективную картину, но он имеет и некоторое позитивное значение – создает общественное давление, которое в отдельных случаях может способствовать скорейшему урегулированию разногласий.

Парадоксальным образом одни и те же проблемы являются и источником наиболее острых расхождений между Россией и ЕС, и наиболее перспективными направлениями взаимодействия. В первую очередь, это касается замороженных конфликтов на постсоветском пространстве и на Балканах. Разногласия между Россией и ЕС в подходах к проблемам Косово, Абхазии и Южной Осетии хорошо известны и вряд ли исчезнут в обозримом будущем. При этом именно наблюдательная миссия ЕС в Грузии, оставшаяся единственной формой международного присутствия в регионе после конфликта 2008 г., в высокой степени нуждается в содействии со стороны России, в первую очередь, в качестве посредника во взаимодействии с властями Абхазии и Южной Осетии. Стабилизирующую роль могло бы сыграть и участие России в работе ЕС на Балканах, где старые конфликты до сих пор не изжиты полностью. Вполне реалистичной задачей представляется взаимодействие России и ЕС по урегулированию приднестровского конфликта. Не случайно в так называемом «Мезебергском меморандуме», согласованном Президентом Д. Медведевым и канцлером Германии А. Меркель в 2010 г. содержалось предложение сделать именно достижение прогресса по Приднестровью первой конкретной задачей Комитета Россия-ЕС по вопросам внешней политики и безопасности, создание которого было основной идеей меморандума [11]. Комитет так и не был создан, а приднестровский конфликт остается неразрешенным, но здравые идеи Мезеберга еще могут пригодиться в будущем.

Наука и образование

Комплект «дорожных карт» завершает карта, посвященная «общему пространству науки и образования, включая культурные аспекты». На этом направлении России и ЕС также удается достигать вполне реальных результатов.

В сфере образования «дорожная карта» предполагала принятие в качестве основы Болонского процесса и международной системы зачетных единиц, позволяющих, в частности, существенно расширить практику международных студенческих обменов. Работа по соответствующей трансформации российской образовательной системы ведется, новая для России структура учебного процесса «бакалавриат-магистратура» стала основной для российских университетов.

Совместным решением России и ЕС при Московском государственном институте международных отношений — университете МГИМО в сотрудничестве с Колледжем Европы в г. Брюгге [12] был создан Европейский учебный институт [13], позволяющий сотрудникам российских министерств и ведомств и представителям российского бизнеса при помощи ведущих специалистов из ЕС и России понять, как функционирует Европейский Союз и как принимаемые им решения и законодательные акты могут оказаться значимыми для самых разных профессиональных сфер и не только в географических пределах ЕС.

Российские ученые являются постоянными активными участниками так называемых «рамочных программ» ЕС по поддержке научных исследований [14]. Научные коллективы мирового уровня всё чаще имеют международный характер, а для ученых, во многих отношениях, единство глобального научного пространства, объединяющего не только Россию и ЕС, но все заслуживающие внимания научные центры мира, давно стало данностью, которую лишь на ограниченный период времени могли искажать закрытые политические режимы.

***
В дискуссиях о европейской политике странам постсоветского пространства нередко предлагается выбор между Европейским Союзом и Россией. При этом представления о каждом из этих «полюсов» вольно или невольно, но неизбежно мифологизируются. Кто-то видит ЕС источником благополучия, процветания и стабильности, не замечая его внутренних проблем и болезней, кто-то наоборот – за реальными и мнимыми проблемами не видит достижений. Кто-то, забывая о невероятных политических изменениях, произошедших в Европе и мире на памяти одного поколения, считает, что Россия никогда не сможет привести свои политические институты и экономику в соответствие со статусом высокоразвитого государства, другие предлагают считать проблемы российского развития достоинствами, признаками «особого пути», к которому могут присоединиться и другие государства.

Время так или иначе рассудит эти споры, но представляется, что решением, обеспечивающим максимальный комфорт, безопасность и процветание для европейских стран является именно формирование общего пространства, в котором визовые и экономические барьеры не мешали бы ни сотрудничеству стран постсоветского пространства между собой, ни их сотрудничеству с ЕС. Для достижения этой цели успехов в переговорах России и ЕС будет недостаточно. Потребуется рабочее взаимодействие России с Украиной, Молдовой, Беларусью, Грузией, Арменией, Азербайджаном и Казахстаном по многочисленным техническим аспектам формирования общего пространства. Масштабы этой задачи могут испугать, но они соответствуют XXI веку, в котором складываются пространства экономического и человеческого общения, объединяющие миллиарды людей. Можно бесконечно оставаться поглощёнными конфликтами и противоречиями прошедших столетий, мирясь при этом с растущим отставанием от ведущих стран мира. Но у наших государств всё еще есть шансы этого избежать, как после разрушительных войн этого смогли избежать страны нынешнего Европейского Союза.

Сергей Уткин

1. Вардишвили Г. Форматы отношений Грузии и Евросоюза / Regional Dialogue http://regional-dialogue.com/articles/%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D1%82%D1%8B-%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9-%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%B7%D0%B8%D0%B8-%D0%B8-%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%8E%D0%B7%D0%B0/
2. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны. http://www.russianmission.eu/userfiles/file/partnership_and_cooperation_agreement_1997_russian.pdf
3. World Trade Organization. Accessions. Russian Federation http://www.wto.org/english/thewto_e/acc_e/a1_russie_e.htm
4. Транснациональное политическое пространство: новые реальности международного развития / Отв. ред. М.В. Стрежнева. М.: ИМЭМО РАН, 2010 http://www.imemo.ru/ru/publ/2010/10013.pdf
5. По итогам саммита Россия – ЕС утверждены «дорожные карты» четырех общих пространств. http://archive.kremlin.ru/text/news/2005/05/88001.shtml
6. Иноземцев В.Л., Кузнецова Е.С. Россия: почему “дорожные карты” не ведут в Европу? // Современная Европа, 2005, №4.
7. Внешняя торговля Российской Федерации по основным странам в январе-сентябре 2012 г. (по данным таможенной статистики) / Портал внешнеэкономической информации http://www.ved.gov.ru/monitoring/foreign_trade_statistics/countries_breakdown/
8. EU bilateral trade and trade with the world – Russia / DG Trade, European Commission http://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2006/september/tradoc_113440.pdf
9. Соглашение между Российской Федерацией и Европейским сообществом об упрощении выдачи виз гражданам Российской Федерации и Европейского союза http://www.russianmission.eu/userfiles/file/agreement_on_the_facilitation_of_the_issuance_of_visas_2006_russian.pdf
10. Совместные шаги по переходу к безвизовому режиму краткосрочных поездок
граждан России и ЕС http://www.mid.ru/bdomp/ns-dos.nsf/162979df2beb9880432569e70041fd1e/15fa33b8f241c02e44257b2d001f98c0!OpenDocument
11. Меморандум по итогам встречи Президента России Д. Медведева и Федерального канцлера Германии А. Меркель 4–5 июня 2010 года, г. Мезеберг http://www.russianmission.eu/sites/default/files/user/files/2010-06-05-meseberg-memorandum_Russian.pdf
12. College of Europe http://www.coleurope.eu/
13. Европейский учебный институт при МГИМО (У) МИД России http://www.eurocollege.ru/
14. Seventh Framework Programme – CORDIS – European Commission http://cordis.europa.eu/fp7/home_en.html

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *