«ИЮЛЬСКИЙ» КРИЗИС В АРМЕНИИ

Сергей Минасян

Доктор политических наук Сергей Минасян,
заместитель директора Института Кавказа

Во второй половине июля 2016 г. Армению сотрясал глубокий внутриполитический кризис. Ранним утром 17 июля вооруженная группа сторонников бывшего активного участника боевых действий в Нагорном Карабахе Жирайра Сефиляна захватила полицейский участок в Эребуни, убив одного и ранив нескольких полицейских. Еще несколько полицейских, включая высокопоставленных чинов, были захвачены в заложники, один полицейский погиб от снайперского огня позднее. Вооруженная группа выдвинула к властям требование освобождения своего лидера, находящегося в заключении по обвинению в хранении оружия, а также отставки президента Сержа Саргсяна. В тоже время, кроме изменений внутриполитического и социально-экономического плана, сторонники Сефиляна также обосновывали свои действия стремлением не допустить реализации возможных уступок по карабахскому урегулированию, на которые, по словам представителей «Предпарламента», готовы были пойти власти Армении в рамках инициированного Россией нового раунда переговоров вокруг Нагорного Карабаха.

По результатам длительных переговоров взятые в заложники полицейские были освобождены, однако впоследствии сторонники Сефиляна задержали также группу врачей, которые оказывали медицинскую помощь раненным членам вооруженной группы и были освобождены лишь в самые последние дни противостояния. Основным посредником в переговорах властей и вооруженной группировки выступал герой карабахской войны генерал Виталий Баласанян, усилиями которого во многом и удалось добиться относительно мирного разрешения, включая как освобождение заложников, так и сдачу властям самих участников вооруженной группировки.

Действия сторонников Сефиляна получили широкий общественный резонанс и поддержку, что привело к массовым столкновениям полиции с протестующими гражданами на улицах армянской столицы. Несмотря на то, что большинство политических партий Армении отстранилось от акций протеста, ряд политических сил, в частности – представители партии «Наследие», а также известный оппозиционный депутат Никол Пашинян, попытались возглавить общественное недовольство, однако уже через несколько дней процесс приобрел почти стихийный и неконтролируемый характер.

Причины нынешних событий связаны с тем, что в течение предшествующих нескольких лет различного рода политические (и не очень) методы действия властей Армении фактически привели к ситуации, когда, образно выражаясь, «политика ушла из политики». Иными словами, все более или менее весомые и активные политические силы оппозиционного плана, которые пытались как-то давить на власть, чтобы та осуществила какие-то масштабные реформы, или же выступали некими проводниками существенного общественного недовольства до властей, были маргинализированы. Процесс политического недовольства с каждым этапом приобретал вид все более радикализирующегося гражданского протеста. В результате даже случайные события социально-экономического свойства предыдущих лет, скажем ситуация с повышением цен на маршрутки, строительные процессы в сквере на проспекте Маштоца, прошлогодний «Электрик-Ереван» и так далее, являлись детонаторами общественных взрывов и высвечивали глубинное общественное недовольство в Армении, на что реакция властей была, как оказалось, абсолютно не адекватной.

В сложившейся в Армении сложной социально-экономической и политической ситуации власть, пойдя, казалось бы, по самому легкому и удобному пути маргинализации политической оппозиции, в конце концов создала себе намного более серьезную проблему в результате радикализации общественного протеста. Недовольство накапливалось и возрастало с каждым шагом. Еще более усилило его апрельская военная эскалация в Нагорном Карабахе, результаты которой вызвали у общества требование необходимости серьезных изменений не только в политической и социально-экономической сфере, то также и в секторах безопасности и обороны. На это власть отреагировала достаточно вялыми, если не смехотворными формальными шагами, фактически не осуществив никаких серьезных изменений или реформ.

Несмотря на усиливающийся в «постапрельский» период общественный протест, действия вооруженной группировки «Предпарламента», назвавшей себя также «Сасна Црер» («Безумные храбрецы Сасуна» — по имени персонажей народного армянского эпоса) застали врасплох властные структуры. Июльский кризис в Армении стал приобретать все более ускоряющийся темп, местами напоминая процессы «майданизации», типичные для постсоветского пространства. При этом достаточно предсказуемой была неуклюжая реакция властей, попытавшихся вначале урегулировать кризис переговорами и политическими мерами, а затем уже постепенно перешедшая к силовым методам. Силовые действия включали как постепенный фактический «отстрел» членов вооруженной группы (хотя снайперы стремились не стрелять на поражение, а лишь ранить участников группы), так и почти ежедневные разгоны сторонников «Предпарламента» и просто недовольных властью людей на улицах Еревана, и задержание наиболее активных из них. Однако до штурма полицейского участка дело дошло.

Самый масштабный разгон митингующих произошел в ночь с 29 на 30 июля, когда были избиты и ранены десятки митингующих и журналистов, а многие из активистов были просто задержаны и арестованы, и им были предъявлены обвинения в подстрекательстве. Власть пыталась обосновать действия полиции этой ночью стремлением не допустить прорыва протестующих к осажденным в полицейском участке, где находилось большое количество различного оружия, начиная от сотен стволов стрелкового вооружения и заканчивая даже полицейской бронетехникой и спецсредствами. Реакция общественности на жесткие действия полиции была предсказуемо очень эмоциональной и резко негативной.

На фоне стремительно усиливающегося общественного недовольства и создавшегося политического вакуума со стороны «традиционных» партийных сил, почти никак не реагирующих на происходящее, произошла резкая поляризация армянского общества. Действия вооруженной группы, несмотря на то, что формально вполне подпадают под определение политического терроризма, со стороны значительной части общества характеризовались как вполне легитимные, а сами они сакрализировались и приобрели почти статус борцов за свободу.

Тем не менее, вечером 31 июля, после долгих переговоров, группировка «Сасна Црер» наконец-то сдалась властям, объявив свое решение стремлением не допустить дальнейшего кровопролития в случае уже неизбежного штурма. Несмотря на это, внутриполитическая ситуация в Армении еще далека от стабилизации, и не вполне ясны возможные пути выхода из глубокого внутреннего кризиса ни для общества и политических сил, ни для власти. Очевидно лишь, что случившееся может иметь самые серьезные последствия, масштабы которых для внутриполитического развития Армении пока еще очень трудно предсказать.

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *