Аналитика: Грузино-российские торгово-экономические отношения после подписания Грузией Соглашения об ассоциации с Евросоюзом

Анна Двали

Через десять дней после подписания Грузией Соглашения об ассоциации с Евросоюзом состоялась грузино-российская информационно-экспертная встреча. На встрече, состоявшейся 7 июля в Праге, представители министерств иностранных дел и экономики двух стран обсудили возможное влияние Соглашения об ассоциации Грузии с Евросоюзом на грузино-российские торгово-экономические отношения и соответствующие технические вопросы.[1] Через два дня после указанной встречи состоялась очередная встреча в формате Абашидзе-Карасин – основной темой обсуждения также стал вопрос торгово-экономических отношений между двумя странами и новая реальность после подписания Соглашения об ассоциации. [2] Несмотря на заверения грузинской и европейской сторон в том, что Соглашение об ассоциации и свободная торговля с Евросоюзом не противоречат торгово-экономическим интересам России, российские высокопоставленные чиновники с осторожностью относятся к углублению торгово-экономических связей постсоветских стран с Евросоюзом и делают акцент на возможные негативные последствия для России. После встречи с Зурабом Абашидзе, заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин в беседе с журналистами заявил, что договор о свободной торговле Грузии с Евросоюзом обязательно окажет влияние на торговлю между Россией и Грузией, хотя отметил, что этот вопрос требует детального изучения, в том числе – в контексте таможенных пошлин для того, чтобы изначально избежать „негативных сюрпризов“.[3] До этого, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что единственный критерий, по которому Россия будет оценивать развитие этой ситуации – насколько будут ухудшаться торговые условия между Россией и теми странами, которые остаются в зоне свободной торговли СНГ.[4]

Премьер-министр России Дмитрий Медведев также акцентировал на негативных последствиях Соглашения для России и необходимости защитить российскую экономику.[5] В то же время, правительство Грузии придерживается противоположной позиции и не видит противоречий между двумя торговыми режимами. После встречи со своим коллегой, Зураб Абашидзе заявил, что он не считает, что Соглашение об ассоциации противоречит нормальным, взаимовыгодным торговым отношениям с Россией или каким-либо другим соседом.[6]

Реакция России и аргументы сторон

До подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, в грузинских и не только грузинских экспертных кругах ожидалось, что Россия попытается помешать процессу сближения Грузии с Евросоюзом. Эти прогнозы не оправдались и Грузия подписала Соглашение об ассоциации без какого-либо противодействия со стороны России, что правительство Грузии считает своим одним из очень важных достижений. Однако после ратификации Соглашения об ассоциации грузинским парламентом реакция России не заставила себя долго ждать. Вскоре после встречи сторон в Праге 30 июля, правительство России обнародовало постановление о приостановлении договора о свободной торговле между Россией и Грузией. В постановлении говорится о том, что приостановление действия соглашения о свободной торговле с Грузией, подписанное 3 февраля 1994 года, согласовано с соответствующими российскими ведомствами – министерствами иностранных дел, юстиции и экономического развития.[7]

Официальная Москва объясняет данное решение необходимостью защиты собственного рынка. В России опасаются, что в результате задействования свободного торгового режима с Евросоюзом, европейские товары будут попадать на российский рынок из Грузии без таможенных пошлин, так как Грузия находится в зоне свободной торговли СНГ.[8] Однако этот российский аргумент лишен оснований. Задействованием соглашения о глубоком и всеобъемлющем свободном торговом пространстве (DCFTA) грузинская продукция получает возможность попасть на европейский рынок. При этом, грузинский рынок был открыт для европейского (и не только европейского) импорта еще до подписания Соглашения об ассоциации. Соответственно, риски реэкспорта должны были проявиться и до этого. Кроме того, как считает экономист Вахтанг Чарая, не существует необходимости того, чтобы европейские товары попадали на российский рынок через территорию Грузии, так как торговые отношения между Евросоюзом и Россией регулирует Всемирная торговая организация (ВТО).[9]

В данном случае наиболее реален политический фактор российского решения. Российской политической элитой Соглашение об ассоциации рассматривается как еще один шаг, сделанный в сторону Евроатлантической интеграции, за чем, логично предположить, может последовать интеграция в НАТО. Комментируя подписание Молдовой Соглашения об ассоциации, вице-премьер России Дмитрий Рогозин заявил, что за Соглашением об ассоциации последует интеграция Молдовы в НАТО. По мнению Рогозина, ассоциация Молдовы с Евросоюзом – это прямой путь в НАТО.[10] Можно сказать, что подобная логика существует и в отношении Грузии. В России опасаются, что за экономической интеграцией Грузии с Евросоюзом последует интеграция Грузии в Евроатлантическое пространство безопасности. О политическом факторе принятия решений в России также говорит руководитель Центра ситуационного анализа российской академии наук Сергей Уткин:

«Я думаю, что Соглашение об ассоциации создает новые возможности для Грузии. В краткосрочной перспективе результаты будут небольшими, если они вообще будут, что может вызвать разочарование в населении. Что касается взаимоотношений Грузии с Россией, то Соглашение не создает противоречий в том случае, если руководство России не решит использовать Соглашение об ассоциации в качестве рычага давления на Грузию. Напротив, если Грузия воспользуется Соглашением об ассоциации, это может быть полезно России, так как она сможет с выгодой для себя использовать устойчивую и сильную экономику своего торгового партнера».[11]

В случае решения России относительно прекращения действия договора о свободной торговле, скорее всего, не станет неожиданностью для грузинского правительства. Представители правительства не видят ничего драматичного. «Это не является катастрофой, мне кажется, что мы прошли через более серьезные трудности и я не могу особо драматизировать это», – заявил Зураб Абашидзе.[12]

Данное решение России прокомментировали министерства сельского хозяйства и экономики Грузии. Представители ведомств заявили, что не видят серьезных угроз для экономики страны в связи с прекращением договора о свободной торговле с Россией. Как заявил первый заместитель министра экономики Михаил Джанелидзе, тариф налога на грузинский экспорт в Россию не может быть выше 20%, так как Россия заключила соглашение со Всемирной торговой организацией о том, что тариф налогового режима не должен превышать эту цифру. [13] Министр сельского хозяйства Грузии Отар Данелия говорит о положительном факторе прекращения режима свободной торговли. „Этот вопрос регулирует Всемирная торговая организация, членами которой являются оба наши государства. Это вызовет в равной степени повышение налогов как на экспорт, так и на импорт… Необходимо учитывать торговое сальдо: объемы импорта из России значительно выше, чем экспорта. С точки зрения доходов это решение России для нас станет положительным фактором», – заявил Данелия.[14] Однако, нужно также учитывать, что введение новых тарифов вызовет рост цен. А это уже станет особенно чувствительным для обычного потребителя, так как из России поступают такие товары, как: пшеница, нефть и нефтепродукты, электроэнергия, подсолнечное масло, кукуруза и другое.[15]

Заключение

На сегодняшний день Россия является одним из важнейших торговых партнеров Грузии. Согласно данным «Грузстата» за июль этого года, после Турции, Азербайджана и Китая, Россия является четвертым по величине торговым партнером Грузии с объемом оборота торговли в 303.6 миллионов долларов США. За первые пять месяцев 2014 года объем торговли Грузии с Россией вырос на 35.4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в основном, за счет роста грузинского экспорта в Россию, который увеличился в 3.5 раза. [16] Данные цифры и тенденция показывают, что показатели роста экспорта и важность российского рынка для Грузии однозначно высоки. Конечно же, правительство России это очень хорошо понимает и использование экономических рычагов в качестве политического давления на соседние страны для России является обычной практикой. Отмену режима свободной торговли с Грузией можно рассматривать как политическое решение со стороны России. Реакция России на подписание Соглашения об ассоциации вызвана страхом потерять геополитическое влияние, а не экономическими подсчетами. Восточное партнерство Евросоюза вступает в противоречие с российской идеей Евразийского союза, соответственно, Россия воспринимает в качестве угрозы любые шаги постсоветских стран в сторону евроинтеграции. Россия не может смириться с потерей политического влияния на постсоветские страны и «наказывает» их за внешнеполитический выбор. Как представители правительства Грузии, так и эксперты по экономике считают, что прекращение договора о свободной торговле с Россией, если к этому не добавятся дополнительные политические решения и искусственные барьеры, существенно не повредит торговле между двумя странами. Естественно, введение тарифов вызовет рост цен на продукцию, хотя и это не драматично. Грузия и Россия являются членами Всемирной торговой организации, соответственно, страны не смогут увеличить тарифы выше установленных налогов на импорт. В этом случае, более существенно, какие решения примет Россия в будущем. Насколько она готова использовать имеющиеся у нее другие рычаги, например, будет ли ужесточен ветеринарный и фитосанитарный контроль, или же – установит ли еще раз эмбарго на грузинскую продукцию. Однако, маловероятно, что Россия прибегнет к подобным радикальным методам, если, конечно же, резко не ухудшатся отношения между двумя странами. В настоящее время, угроза установления эмбарго со стороны России гораздо эффективнее, нежели его реальное введение. Угроза введения эмбарго еще раз является рычагом, который Россия потеряет в случае его задействования.

____________________________________________

[1] http://www.economy.ge/en/media/news/meeting-was-held-on-the-trade-and-economic-issues-within-the-framework-of-informal-dialogue-between-georgia-and-russia

[2] http://civil.ge/geo/article.php?id=28463&search=

[3] http://www.civil.ge/geo/article.php?id=28463

[4] http://www.liberali.ge/ge/liberali/news/119154/

[5] http://itar-tass.com/ekonomika/1350993

[6] http://www.civil.ge/geo/article.php?id=28463; http://www.netgazeti.ge/GE/105/News/34381/;

[7] http://www.gazeta.ru/business/news/2014/07/30/n_6354717.shtml

[8] http://expert.ru/2014/06/26/mid-rf-assotsiatsiya-ukrainyi-gruzii-i-moldavii-s-es-povredit-rossii/

[9] Интервью автора

[10] http://www.moldova.org/rogozin-russia-will-review-economic-relations-moldova-eu-deal-signed/

[11] Интервью автора

[12] http://www.netgazeti.ge/GE/105/News/34381/

[13] http://www.netgazeti.ge/GE/105/News/34404/

[14]http://www.netgazeti.ge/GE/105/News/34400

[15] http://www.economy.ge/uploads/files/sagareo_vachroba/2013_trade_turnover_final_1.pdf

[16]http://civil.ge/geo/article.php?id=28390

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *