Социально-экономическая политика России в Крыму: невзирая на вызовы

Александр Коньков

доцент МГУ имени М.В.Ломоносова, кандидат политических наук

Доклад был подготовлен в процессе российско-украинского диалога, в рамках проекта, организованного «Кавказским домом» и «Институтом мировой политики». Проект финансируется правительством Великобритании.

Несмотря на большое число конспирологических версий, официальная Россия к воссоединению с Крымом заранее не готовилась и никаких «коварных» планов все последние годы не вынашивала. Показательный аргумент – изначальная неготовность страны к организации полноценного хозяйственного взаимодействия с полуостровом. После того, как крымчане провели референдум и высказались на нём в поддержку известного решения, а политическое руководство Российской Федерации согласилось и приняло соответствующие законы, перед государством встала срочная задача оперативно организовать интеграцию новой территории с 2,5-миллионным населением в довольно самодостаточное пространство социально-экономической жизни остальной России.

Первым делом был образован Крымский федеральный округ, включающий два субъекта федерации: Республику Крым и город федерального значения Севастополь. Уже это решение носило чрезвычайный характер. Прежде в России было 8 федеральных округов, однако все они представляют собой крупные территориальные формирования (самый компактный – свыше 170 тыс. км2, площадь же Крымского округа – 27 тыс. км2) с большим населением (от 6 до 38 млн. чел.), объединяющие по несколько регионов (от 6 до 18). По всем объективным характеристикам девятый федеральный округ замыкает их общий перечень и в определённой степени является в нём исключением. Главная функция формирования Крымского федерального округа – обеспечение политической интеграции полуострова в Российскую Федерацию, которая включает гармонизацию конституционного законодательства, формирование в соответствии с ним региональных и местных органов власти, организацию представительства интересов новых субъектов на федеральном уровне (в частности, довольно быстро Крым делегировал своих представителей в верхнюю палату российского парламента – Совет Федерации, однако большинство других процедур потребовали более длительного времени).

Вопросы же социально-экономической интеграции Крымского полуострова, который не имеет даже физического соприкосновения с остальной территорией Российской Федерации, сразу же обозначили свою особую остроту. Во-первых, уровень доходов – как региона в целом, так и живущего там населения – существенно отставал от показателей в среднем по России. Так, подушевой ВРП Крыма отставал от среднероссийского почти в 4 раза, инвестиции на душу населения были ниже в 3 раза, средняя заработная плата и пенсия – более чем в 2,5 раза. Во-вторых, инфраструктурная зависимость от Украины. Крым был частью единой системы энерго-, водо- и газоснабжения Украины, что создавало риски для жизнеобеспечения полуострова в новых условиях. Впоследствии стали нарастать и сложности транспортного обеспечения региона. В-третьих, внешнее давление. Ряд стран (западных, в первую очередь), будучи не согласными с результатами самоопределения Крыма, стали последовательно создавать искусственные ограничения неэкономического характера для хозяйствующих субъектов, которые там действуют, – от запретов на работу с крымскими предприятиями до прекращения функционирования международных платёжных систем на территории полуострова. Фактически можно говорить о попытках установить экономическую блокаду региона. В-четвёртых, национальный вопрос: в информационном противодействии самоопределению Крыма зачастую использовалось обращение к фактору крымских татар, которых активно позиционировали как противников воссоединения с Россией.

Сходу решать возникающие проблемы было сложно и малоэффективно: множащиеся риски требовали вовлечения фактически всей системы российской исполнительной власти, что обусловило, по сути, её мини-реформу. Для интеграции и развития полуострова был определён курирующий вице-премьер и сформирована Государственная комиссия по вопросам социально-экономического развития Республики Крым и г. Севастополя, включающая руководителей и представителей практически всех министерств и ведомств. В Правительстве Российской Федерации было создано отдельное Министерство по делам Крыма.

Для оперативного решения возникающих трудностей на местах и оказания текущей поддержки Правительством России была утверждена схема закрепления всех 14 районов Крыма, городов Керчи и Севастополя за 16 российскими субъектами. Это позволило быстрее наладить горизонтальные связи, привлечь лучшие региональные практики, установить торгово-экономическую кооперацию Крыма внутри Российской Федерации.

Все эти скорые и, по большому счёту, чрезвычайные, но своевременные меры позволили России приступить в дальнейшем уже к более тщательной и системной интеграции Крыма в своё правовое и экономическое пространство.

Министерству по делам Крыма за довольно короткий срок удалось разработать Федеральную целевую программу «Социально-экономическое развитие Республики Крым и г. Севастополя до 2020 года» — она была утверждена Правительством уже в августе 2014 года. Целями программы заявлены интегрирование экономики Крымского федерального округа в экономическое пространство России, обеспечение транспортной доступности, снятие инфраструктурных ограничений в целях обеспечения устойчивого экономического развития. Среди задач программы выделены: устранение ограничений транспортной инфраструктуры (запланировано строительство транспортного перехода через Керченский пролив, реконструкция аэропортов, портовой инфраструктуры, строительство и реконструкция автомобильных дорог и др.); устранение ограничений и повышение качества энергоснабжения региона (здесь запланировано создание собственной генерации); устранение ограничений инженерной инфраструктуры (обеспечение водоснабжения, водоотведения, берегоукрепления и теплоснабжения); развитие социальной сферы (строительство и реконструкция объектов здравоохранения и образования); обеспечение межнационального согласия.

Общий объём финансирования всех мероприятий программы на все шесть лет её действия – по сути дела, прямые инвестиции России в Крым – составляет 681,2 млрд рублей, из которых 23 млрд рублей поступят из внебюджетных источников. Много это или мало? В расчёте на год финансирование программы составляет порядка 0,5% годового консолидированного бюджета Российской Федерации и сопоставима с годовыми бюджетными расходами на средства массовой информации (116 млрд рублей).

С 1 января 2015 года, в соответствии с недавно принятым Государственной Думой законом, в Крыму начала действовать свободная экономическая зона, в рамках которой предусмотрено льготное налогообложение, упрощение таможенных процедур. Это важное формирование нормативной оболочки для поступательного развития – здесь будет необходимо ещё многое сделать для того, чтобы инвесторы пришли для использования этих возможностей.

Заметной и, как представляется, благотворной новацией на пути включения крымчан в социально-экономическое пространство России стало заявленное Президентом Путиным в своём Послании Федеральному Собранию намерение распространить действие доказавшего свою эффективность механизма поддержки семей, имеющих двух и более детей («материнский капитал»), не просто на Крым, но и сделать это «задним числом». Это означает, что материнским капиталом смогут воспользоваться не только те семьи, в которых второй ребёнок родился после вхождения Крыма в состав России, но и те, в которых это произошло с момента появления самого этого социального механизма, т.е. начиная с 2007 года – как если бы уже тогда они были гражданами Российской Федерации.

Несмотря на уже отмеченное активное провоцирование и нагнетание информационного напряжения относительно этнической обстановки в Крыму, официальная Россия изначально вела взвешенную и сознательную политику на обеспечение межнационального согласия и интеграцию в единое российское общество всех жителей полуострова, вне зависимости от их этнической принадлежности (особое внимание, как уже было видно, уделено этой задаче и в федеральной целевой программе). Прежде всего, российское гражданство было предоставлено абсолютно всем крымчанам без каких бы то ни было цензов, что весьма либерально как в историческом контексте, так и в сравнении с существующими практиками современного глобального общества. Кроме того, особое внимание было уделено именно крымским татарам. В апреле был подписан Указ Президента о реабилитации крымско-татарского и других народов Крыма, пострадавших от репрессий. Тем самым были созданы правовые основания для специальных мер поддержки и защиты прав представителей пострадавших народов – то, чего так и не было сделано ни поздним Советским Союзом, ни независимой Украиной.

Кроме того, после вхождения Крыма в состав России в республике было установлено три государственных языка: русский, украинский и крымско-татарский. О статусе последнего за все годы даже речи не было – настолько высока была политизация языкового вопроса прежде. У России уже достаточно опыта в регулировании межнациональных отношений, поэтому власти здесь легко идут на такого рода решения, не видя в них существенных рисков.

В этой связи примечателен, скорее, статус украинского языка. Украинцы являются третьим по численности этносом Российской Федерации, насчитывая до 3 млн человек, что составляет 2% всего населения страны. Теперь их язык тоже получил свой официальный статус в России – символично, что произошло это именно в Крыму. В какой-то степени, это определённое окно возможностей для Украины, чтобы восстанавливать, укреплять, а в дальнейшем и развивать своё прагматичное сотрудничество с Российской Федерацией, присутствие на российском рынке и в российском культурном пространстве – в том числе и в Крыму. Ведь позиции Украины на полуострове не до конца утрачены: там продолжают работать украинские компании, с российской стороны не чинятся никакие препятствия для приезда туда (равно как и в любые другие регионы России) жителей материковой Украины, в Крыму остаются жить те, кто пожелали остаться украинскими гражданами. По большому счёту, для рядовых украинцев никаких изменений в связи с самоопределением Крыма не наступило.

Другое дело, что Украина не проявляет особого интереса в укреплении такого рода позиций – скорее, как свидетельствуют отдельные принимаемые в Киеве решения, периодически обостряет соответствующие сложности. Хотя Россия навряд ли может иметь хоть какой-то интерес в ухудшении условий жизни и работы украинцев в Крыму – как показывает практика, всё совсем наоборот. Поэтому участие Украины в социально-экономической жизни Крыма, решении насущных проблем своих граждан на территории полуострова, облегчение условий бизнеса и приграничного сотрудничества – всё это могло бы стать неплохой основой для сближения обеих сторон – конечно, если не будет предполагать нарушения прав и законных интересов российских граждан.

Россия, как представляется, будет приветствовать участие Украины в развитии Крыма – как, впрочем, и любых других стран. Конечно, эмоции не всегда позволяют действовать до конца рационально и чаще всего ограничивают видение долгосрочных приоритетов сиюминутными потерями. Однако нигде больше, кроме как в России, у Украинского государства привилегий, наверное, не будет. В любом случае, что касается Крыма, то никакие эмоции сегодня не создают для него препятствий в реализации избранной модели развития – вне зависимости от того, какие внешние игроки посчитают возможным к этой модели подключиться. Россия, невзирая на изменчивость внешней среды и нараставшие риски, смогла в оперативном порядке решить текущие проблемы и создать предпосылки для долгосрочного развития полуострова. Как следствие, в наступившем 2015 социальная и экономическая жизнь региона имеет все шансы выйти на более сбалансированную динамику и продемонстрировать нужные результаты.

__________________________________________

  1. Обращение Президента Российской Федерации. 18 марта 2014 года. http://kremlin.ru/transcripts/20603
  2. Послание Президента Федеральному Собранию. 4 декабря 2014 года. http://kremlin.ru/transcripts/47173
  3. Федеральный конституционный закон от 21.03.2014 № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя»
  4. Федеральный закон от 29.11.2014 № 377-ФЗ «О развитии Крымского федерального округа и свободной экономической зоне на территориях республики Крым и города федерального значения Севастополя»
  5. Указ Президента Российской Федерации от 21.04.2014 № 268 «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития»
  6. Постановление Правительства Российской Федерации от 11 августа 2014 г. № 790 «Об утверждении ФЦП «Социально-экономическое развитие Республики Крым и города Севастополя до 2020 года»»

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *