Формирование национальной идеи в пост-советской России

Гури Бакрадзе
Докторант политической философии

 

Вступление

В политических и академических кругах России (и не только) часто разворачивается полемика вокруг национальной идеи страны, в частности о том, по какой формуле следует ее определить, должна ли она стать идеологией и на какой фундамент она должна опираться.

После распада Советского Союза, ознаменовавшего полный крах коммунистической идеологии и приведшего к длительному кризису на пост-советском пространстве, одной из основных трудностей, перед которой оказалась Российская Федерация (РФ) как правопреемник СССР, кроме военно-политических и экономических проблем, было отсутствие объединяющей идеи. Это побудило тогдашнего президента России Бориса Ельцина даже издать указ, подписанный 12 июля 1996 года, о разработке национальной идеи РФ. На выполнение этой задачи российской интеллектуальной элите был отведен один год. Однако, ввиду того, что позиции Ельцина вскоре ослабли, а также по ряду других серьезных причин, данной инициативе не суждено было осуществиться.

 

От западничества к консерватизму

России было необходимо определить основные принципы и задачи своего существования как государства и найти основу для объединения под одной крышей множества входящих в ее состав этнических образований. В противном случае, страна могла повторить судьбу СССР. Серьезные предпосылки для этого существовали в Татарстане и особенно в Чечне, где Москва сумела подавить сепаратизм лишь ценой двух кровопролитных войн. Военные кампании в Чечне, особенно вторая Чеченская война, и их информационная поддержка пробудили патриотические чувства у значительной части российских граждан и позволили более и менее консолидировать российское общество. Этому в определенной мере способствовали террористические атаки и ответные анти-террористические меры. В конечном итоге, несмотря на отсутствие реальной идеологической базы, российской элите удалось сохранить территориальную целостность государства и в значительной степени нейтрализовать сепаратистские движения, в основном благодаря использованию «образа врага» и, на этом фоне, практически бесконтрольным действиям правоохранительных органов.

Хотя начиная с 2000-х годов и по сей день территориальной целостности России непосредственно ничто больше не угрожает, вопрос создания «общероссийской идеи» остается на повестке дня. С приходом к власти «силовиков» во главе с Владимиром Путиным была предпринята попытка определить такую идею. Еще в 1999 году Путин и его команда предложили следующую формулу национальной идеи российского государства – «патриотизм, державность, государственничество и социальная солидарность».[1] Влияние либеральных сил было существенно ослаблено. Кроме давления со стороны государственного аппарата, это объясняется и тем, что значительная часть россиян винили именно либералов в экономических трудностях и социальных бедах.

В тоже время, растущей популярностью стала пользоваться концепция «суверенной демократии», а также идея о том, что Россия должна вернуть себе былую мощь и влияние СССР. Украинский кризис и аннексия Крыма всколыхнули сильную эмоциональную волну в России, где эти события были восприняты как начало «собирания земель». Продолжает действовать и фактор «образа врага», который проявляется в первую очередь по отношению к США и ее союзникам. В стране ведется активная работа по укреплению патриотических настроений – в этом деле задействовано практически все информационное пространство.

Следует отметить, что вышеприведенные и другие факторы действительно привели к консолидации значительной части российского общества. Ярким свидетельством этому могут служить беспрецедентный, несмотря на западные санкции, рост  общественного доверия к власти и высокий личный рейтинг популярности Владимира Путина среди российских избирателей.

Можно сказать, что вектор идеологических поисков российской элиты шел в направлении от западничества к патриотизму, от радикализма к консерватизму.

 

 

Критика Запада и усиление элементов мягкой силы

Как было отмечено выше, на данном этапе российское руководство сумело консолидировать российское общество и сгенерировать, с большим или меньшим успехом, общенациональные объединяющие идеи.  Однако, во внешнеполитической сфере говорить о таком же успехе было бы пока преждевременно. В различных программных официальных стратегических документах открыто заявляется, что цель России – добиваться создания многополярного мирового порядка, одним из полюсов которого будет РФ. В первую очередь, речь идет о расширении и укреплении российского влияния в т.н. «ближнем зарубежье».  Стратегическая задача Москвы заключается в том, чтобы быть внеконкурентным центром силы на всем  пост-советском пространстве, поскольку в противном случае она не сможет стать одним из полюсов международной системы отношений. Но на этом пути Москву ждут серьезные препятствия.

Конфронтация Москвы с Западом, и особенно с США, развивается по нескольким направлениям. Можно сказать, что на значительной части пост-советского пространства российское влияние действительно выросло и превосходит позиции других игроков. В основном, это стало результатом военно-политического, а в ряде случаев экономического, доминирования. Однако, добиться этого Россия сумела главным образом с помощью методов принуждения. Одна из главных проблем Москвы состоит в том, что с точки зрения т.н. «мягкой силы» она явно уступает Западу. Именно поэтому, в редакции российской внешней политики 2012 года впервые появилась глава, посвященная «мягкой силе». В официальных документах российского правительства систематически подчеркивается важность использования невоенных, непринудительных средств для повышения влияния и популярности России.

Параллельно с критикой Запада как центра либерализма, Москва пытается примерить на себя роль защитника традиционных ценностей. Такая тактика может принести эффект лишь в краткосрочной, максимум в среднесрочной перспективе, поскольку новый центр силы, стремящийся к полному доминированию на пост-советском пространстве и к роли альтернативного, конкурентоспособного центра силы в других регионах мира, должен иметь свою, отличную от других и, самое главное, приемлемую для «целевой группы» стран систему ценностей и идеологическую базу. Это должна быть универсальная система ценностей, одинаково приемлемая для различных этнических и религиозных групп. В противном случае, Москва вряд ли сумеет в полной мере реализовать идею хотя бы того же Евразийского экономического союза, даже если ей удастся преодолеть военно-политические и экономические препятствия на пути его создания.

 

Государство – цивилизация

В последние годы, в России стала набирать популярность новая концепция, которую активно поддерживает высшее руководство страны и Московская патриархия. Она предлагает модель России как государства-цивилизации. Эту идею неоднократно озвучивал Владимир Путин. Как «прагматик с консервативным уклоном»,[2] каковым он себя провозглашает, он, в конечном счете, склоняется именно к этому подходу. Во время выступления на заседании Валдайского клуба в 2013 году Путин отметил, что именно из модели государства-цивилизации вытекают особенности государственного устройства РФ.[3] Данная концепция пользуется одобрением и российского патриарха Кирилла.[4] По словам высших российских правительственных и духовных лиц, Россия – это «страна со своим собственным набором ценностей, своими закономерностями общественного развития, своей моделью социума и государства, своей системой исторических и духовных координат». Это государство в котором на протяжении веков мирно сосуществовали множество этнических и религиозных общин. По их мнению, Россию можно считать самостоятельной цивилизацией. Однако, у нее есть и свои слабые стороны, в частности экономическое и технологическое отставание от Запада и демографический дисбаланс с Китаем и Индией, которых патриарх Кирилл также считает отдельными  цивилизациями.

Идея о том, что Россия это особое сообщество, отдельная цивилизация, имеет глубокие исторические корни. О России как о цивилизации говорили Освальд Шпенглер, Николай Данилевский, Арнольд Тойнби и многие другие. Труды Шпенглера о закате европейской цивилизации и становлении США и России как новых цивилизационных центров пользуются довольно большой популярностью в России.

Можно провести параллель и с истоками концепции евразийства. Именно сторонники евразийства считали, что между Европой и Азией расположен третий центр, Евразия, с четко очерченными географическими границами и собственным населением, русским народом. По их представлениям, русская культура содержит в себе элементы как западной, так и восточной культур, и в тоже время является абсолютно уникальным явлением. С геополитической точки зрения, евразийцы фактически повторяли предложенную Маккиндером теорию «хартленда» или «осевого региона». А нео-евразийцы, в лице Дугина, представили противостояние талассократии и теллурократии практически как священную войну. По мнению Дугина, конфликт между морскими и сухопутными цивилизациями неизбежен. А главными центрами силы он считает англо-саксонский мир во главе с США с одной стороны и Россию с другой.

В настоящее время идеи евразийства имеют заметное влияние на российский политический истеблишмент, что проявляется, среди прочего, в открыто конфронтационном отношении к США и позиционировании своих взглядов как противоположных либерализму, мондиализму и атлантизму. Либеральные ценности подвергаются максимально острой критике, подчеркивается отрицание традиционных западных норм и, на этом фоне, предпринимаются попытки представить российское государство как альтернативный центр силы.

По словам Владимира Путина, в 21-м веке, в эпоху формирования крупных «геополитических материков», абсолютным приоритетом для России является тесная интеграция с соседними странами. Для достижения этой цели предлагается создать Евразийский союз, как «проект сохранения идентичности народов, исторического Евразийского пространства в новом веке и в новом мире. Евразийская интеграция – это шанс для всего пост-советского пространства стать самостоятельным центром глобального развития, а не периферии для Европы или для Азии».[5] Терминология, использованная в выступлении Путина – историческое Евразийское пространство, самостоятельный центр – носит следы явного влияния идей евразийства. Примечательно также, что российский президент видит в Евразийском союзе все пост-советское пространство. Значение этих постулатов состоит в том, что для определенных кругов они являются той эффективной формулой, которую Россия, по их мнению, сумела найти для нового союза народов и государств пост-советского пространства.

 

«Русский мир»

Главным механизмом реализации идеи государства-цивилизации на данном этапе считается проект «Русского мира». При этом «Русский мир» понимается не в этническом, а в цивилизационном (в культурно-географическом) смысле — как «важнейший, но не единственный и не доминирующий элемент формирующейся сегодня Евразийской цивилизационной общности».[6]

Хотя идея «Русского мира» была впервые предложена еще в конце 20 века, ее сегодняшнее понимание восходит к опубликованной в 2000 году статье Петра Щедровицкого «Русский мир и транснациональное русское».[7] По словам Щедровицкого, «Русский мир» — это «сетевая структура больших и малых со-обществ, думающих и говорящих на русском языке». Правда с течением времени это определение было расширено и сегодня авторы и сторонники этой идеи описывают «Русский мир» следующим образом:
— все граждане России независимо от национальности, вероисповедания и места жительства;
— все русские по национальности или русскоязычные люди независимо от гражданства и страны проживания;
— территория РФ и других государств союзников России, граждане которых признают свою цивилизационную связь с Россией и русским народом,  российские ценности, а также желают говорить по русский и поддерживать связь с русской культурой.
Указом президента РФ Владимира Путина от 21 июня 2007 года, при поддержке министерства иностранных дел и министерства образования РФ был создан фонд «Русский мир».[8]  На интернет сайте этого фонда предложено следующее определение «Русского мира»:
«Русский мир — это не только русские, не только россияне, не только наши соотечественники в странах ближнего и дальнего зарубежья, эмигранты, выходцы из России и их потомки. Это ещё и иностранные граждане, говорящие на русском языке, изучающие или преподающие его, все те, кто искренне интересуется Россией, кого волнует её будущее.

Все пласты Русского мира — полиэтнического, многоконфессионального, социально и идеологически неоднородного, мультикультурного, географически сегментированного — объединяются через осознание причастности к России.

Формируя «Русский мир» как глобальный проект, Россия обретает новую идентичность, новые возможности эффективного сотрудничества с остальным миром и дополнительные импульсы собственного развития.

Русский мир – это мир России».

Фонд ведет активную деятельность как на пост-советском пространстве, так и за его пределами. Официально, целями Фонда являются популяризация русского языка, поддержка программ изучения русского языка в РФ и за рубежом, поддержка русской культуры и русских диаспор в зарубежных странах и т.д.

Продвижение концепции «Русского мира» стало в последнее время основным приоритетным направлением российской политики в этой области. Особое внимание уделяется роли системы образования в процессе формирования «Русского мира» и русской цивилизации. Составляются новые учебники истории, в которых главный акцент сделан на воспитании патриотических чувств и популяризации общероссийской идеи. Российское правительство активно противодействует попыткам Запада «переписать историю», когда коммунизм отождествляется с нацизмом и оба представлены одинаковым злом, а в некоторых случаях нацистский режим даже выглядит более гуманным.

Важность фактора русского языка, и русской культуры вообще, особенно наглядно проявляется на примере Украины. Давление Москвы на украинское правительство с требованием предоставить русскому языку статус регионального языка служит именно этой цели и фрагментация Украины задумана также именно по этому признаку. С другой стороны, можно вспомнить «комическую» инициативу Львовского мэра о запрете на использование русского языка до 22 часов.[9]

 

Проблемы на пути реализации идеи

Несмотря на то, что российские правительственные чины и духовные лидеры оценивают проект «Русского мира» довольно оптимистично, они в тоже время подчеркивают, что идея находится пока еще в начальной стадии и нуждается в дальнейшей доработке. Логическим завершением проекта, по видимому, должно стать создание Евразийского союза и превращение России в один из полюсов международных отношений, мировую державу сравнимую по мощи и влиянию с СССР. Однако, проявляется целый ряд проблем, без решения которых процесс формирования «новой цивилизации» может серьезно осложнится.

Процесс реализации любого амбициозного проекта как правило связан с преодолением различных военных, политических и экономических трудностей. Однако, если временно отложить этот аспект и рассматривать вопрос только в идеологической плоскости, можно выявить следующие проблемы:

— Основополагающий постулат о том, что Россия это отдельная цивилизация остается довольно спорным. Здесь теория евразийства скорее пытается выдать желаемое за действительное.

— Концепция «Русского мира» оставляет ощущение незавершенности. Знание русского языка не является автоматически залогом благожелательного отношения к России и тем более желания стать частью русской культуры.

— Даже жители отдельных российских регионов совсем не считают себя частью «Русского мира» и степень их лояльности определяется главным образом качеством работы правоохранительных структур.

— Для большинства пост-советских стран проект Евразийского союза выглядит менее привлекательно по сравнению с тем же Европейским Союзом не только по чисто экономическим причинам, но и из-за явного отставания в сфере защиты прав человека, борьбы с коррупцией и в других вопросах.

— Хотя апологеты идеи «русской цивилизации» и указывают на фактор поликультурности (одновременно критикуя мультикультурность), в пост-советских странах, в том числе в Грузии, перспектива вхождения в «Русский мир» ассоциируется с русификацией.

— И в заключение, несмотря на все усилия, российская пропаганда по прежнему остается ориентированной на критику Запада, выступая при этом в роли своеобразного ответчика.

Следует отметить, однако, что несмотря на проблемы, вышеописанные идеи заслуживают изучения. Совершенно очевидно, что как внутри России, так и за ее пределами ведется активная работа по усилению про-российских настроений.

В настоящее время все внимание российских властей сконцентрировано на Украине, поскольку представить русскую цивилизацию и «Русский мир», и «Великую Россию» вообще, без Украины, или даже ее части, практически невозможно.

 

Заключение

В завершение можно сказать, что сегодня в России все еще продолжается процесс формирования общенациональной идеи. Российское руководство, а также значительная часть духовенства и научных кругов полагают, что эта идея должна опираться на консерватизм и противостоять западной системе либеральных ценностей. Кроме того, она должна обязательно носить универсальный, общечеловеческий характер и быть одинаково приемлемой как для российских граждан, так и множества разнообразных этнических и религиозных групп, проживающих в странах «ближнего зарубежья».

На данном этапе особое внимание отводится роли России как самостоятельного центра силы, стоящего на страже традиционных ценностей, и государства-цивилизации, призванной обеспечить консолидацию пост-советского пространства и «Русского мира» и стать одним из полюсов зарождающегося многополярного мирового порядка, не только с военно-политической или экономической точки зрения, но и в культурно-цивилизационном плане.

 

 

_______________________________________

[1] Путин В.В. «Россия на рубеже тысячелетий», Независимая газета, 1999, 30 декабря, стр. 4.

[2] В.Путин: Я прагматик с консервативным уклоном, 04.09.2013, rbc.ru,

http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20130904114725.shtml

[3] Выступление Владимира Путина на заседании клуба «Валдай», 19.09.2013,  rg.ru,

https://rg.ru/2013/09/19/stenogramma-site.html

[4] Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на открытии XVII Всемирного русского народного собора, 31.10.2013, patriarchia.ru, http://www.patriarchia.ru/db/text/3334783

[5] Выступление Владимира Путина на заседании клуба «Валдай», 19.09.2013,  rg.ru,

https://rg.ru/2013/09/19/stenogramma-site.html

[6] «Национальная идея найдена», 31.07.2014, Владимир Лепехин,Ria.ru,

https://ria.ru/zinoviev_club/20140731/1018124260.html

[7] «Русский мир и транснациональное русское», Пётр Щедровицкий, 2000,

http://www.archipelag.ru/ru_mir/history/history99-00/shedrovicky-transnatio/

[8] Информационный портал фонда русский мир;

http://russkiymir.ru/fund/

[9] «Во Львове на русском языке разрешат разговаривать только после 22:00», segodnya.ua, 09.07.2012,

http://www.segodnya.ua/regions/lvov/vo-lvove-khotjat-zapretit-rucckij-jazyk.html

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *