Аналитика: Влияние решений Европейского суда по правам человека на грузино-российские отношения

Леван Кахишвили

3 июля 2014 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение по межгосударственному исковому заявлению Грузии против России от 26 марта 2007 года, который касался депортации граждан Грузии из Российской Федерации в 2006-2007 годах. В соответствии с решением ЕСПЧ, «арест, задержание и коллективное выдворение граждан Грузии из России осенью 2006 года является нарушением Европейской конвенции по правам человека».[1]

В конце 2006 года и в начале 2007 года российскими властями были задержаны и выдворены из страны более 2300 грузин. Депортация большей части задержанных осуществлялась грузовыми самолетами министерства по чрезвычайным ситуациям России. Кроме этого, еще 2000 грузин, которых выдворили из страны, покинули Россию самостоятельно.[2]

В своем иске Грузия требовала возмещения морального и материального ущерба, нанесенного грузинским гражданам во время депортации. Иск, подготовленный грузинской стороной, включал в себя самые тяжелые случаи – дела 150 депортированных, в том числе, трех человек, погибших во время процесса депортации.[3] Исковое заявление основывалось на нарушении десяти прав и свобод, в частности – права на жизнь, запрета на пытки, запрета на дискриминацию, права на свободу и неприкосновенность личности.[4]

Согласно пояснениям грузинской стороны, депортация фактически являлась местью России за т.н. «шпионский скандал»: осенью 2006 года в Грузии по обвинению в шпионаже были задержаны четверо российских офицеров, которые были переданы представителям ОБСЕ 2 октября того же года.[5] Этот факт еще более обострил отношения между Тбилиси и Москвой. Согласно утверждениям российской стороны, депортация грузинских граждан стала частью борьбы с нелегальной миграцией и этот процесс не имел никакого отношения к задержанию российских офицеров в Грузии.

Невзирая на возможную связь депортации со «шпионским скандалом», Европейским судом по правам человека было установлено, что во время выдворения грузинских граждан из России были нарушены права человека, гарантированные Европейской конвенцией по правам человека, в частности: запрет на коллективное выдворение иностранцев, право на свободу и неприкосновенность личности, право на справедливое судебное разбирательство, запрет на нечеловеческое обращение и ущемление достоинства и право на эффективную правовую защиту.[6]

Проблемный иск

Принятие решения судом не было простым. Об этом свидетельствуют два фактора. Во-первых, решение принималось Верхней палатой суда, которая была укомплектована 17-ю судьями, в том числе, в ее состав входили президент и вице-президенты суда. Дело в том, что Нижняя палата отказалась рассматривать исковое заявление Грузии, что происходит в том случае, когда «возникают серьезные вопросы в связи с интерпретацией Конвенции» или же если существуют риски отклонения от прецедентного права.[7] Это же свидетельствует о том, что данное межгосударственное исковое заявление являлось проблемным. Во-вторых, то, что принятие решения было сложным, заключается в самом решении. Согласно заявлению суда, на этом этапе не удалось принять решение относительно компенсации, в результате чего суд дал сторонам срок в 12 месяцев для достижения соглашения или же для представления собственных соображений по этому вопросу.[8]

Вместе с тем, очень важен тот международный контекст, при котором было обнародовано решение суда: аннексия Крыма и поддержка Россией сепаратизма в Восточной Украине стали серьезнейшими факторами в этом отношении. Украинские события очень серьезно испортили имидж России в международных отношениях. Санкции и жесткая критика, направленные против России, все более и более усиливаются. Вполне вероятно, что решение суда в этом контексте может быть рассмотрено в качестве еще одного, относительно легкого, но все-таки удара по России со стороны Запада. Однако, можно предположить, что Россия отразит этот «удар» достаточно легко.

Превышение полномочий

Решения Европейского суда по правам человека носят для государств обязательный характер и их выполнение контролирует Совет Европы. Однако, существуют прецеденты, когда государства отказывались выполнять решения суда, что ставит под сомнение вес и надежность суда как института. Игнорирование решений суда происходило в разное время и в разных формах. Например, Россия эффективно обжаловала вердикт суда в 2010 году о неправомерности запрета трех гей-парадов в Москве. Согласно решения суда, это запрет нарушал право на свободу собраний и свободу выражения мнения.[9]

Практика игнорирования решений суда распространена и в странах Евросоюза, и в данном случае не имеют никакого значения размеры страны и ее вес на международной арене. Несмотря на решение Европейского суда за 2008 год, в 2010 году Словакия окончательно отказала в просьбе соискателю убежища алжирцу Мустафе Лабсу, в результате чего он был отправлен на родину.[10] У Великобритании наблюдаются напряженные отношения с Европейским судом с 2005 года, когда ЕСПЧ признал запрет на право голосовать заключенным нарушением прав человека.[11] Однако в прошлом году Вестминстер абсолютным большинством голосов принял решение сохранить запрет невзирая на вердикт суда.[12]После этого отношения обострились настолько, что Лондон стал угрожать выходом Великобритании из Европейской конвенции по правам человека, мотивируя это нарушением суверенитета страны.[13]

Турция также смогла проигнорировать решения суда, когда в мае 2014 года министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу заявил о том, что Турция не собирается платить штраф в размере 90 миллионов евро,[14] наложенного Европейским судом за военную оккупацию Кипра 40-летней давности.[15] Подобные действия Турции осуществляла не в первый раз, к тому же, Анкара достаточно часто указывала на Россию, которая представляет собой пример того, каким образом государство может ни во что не ставить решения Европейского суда. Более того, согласно заявлению министра, «суд превысил собственные полномочия и осуществляет интервенцию в межгосударственных проблемах».[16]

Этот вопрос, «превысил» или нет суд собственные полномочия во время рассмотрения искового заявления Грузии, также может поднять и российская сторона. Подобное развитие событий наиболее ожидаемо с учетом того, что у России есть не только подобные примеры, каким образом происходит игнорирование решений суда, но и подобная практика. Более того, в России уже были сделаны комментарии относительно того, что существует практика игнорирования решений Европейского суда.[17] В то же время, то, что суд призывает стороны придти к дружественному соглашению и дает на это срок в один год, возможно, в конечном результате, станет решающим фактором в этом споре.

Дружественное ли соглашение?

Факт, что России, у которой уже имеется опыт игнорирования решений Европейского суда, не затруднит сделать то же самое и в отношении Грузии. Впрочем, оба государства имеют возможность в течение одного года придти к соглашению относительно компенсации. То, насколько смогут использовать эту возможность стороны, наверное, обострит или же наоборот – улучшит (как минимум, не испортит) отношения между двумя государствами.

Необходимо отметить, что после того, как был обнародован вердикт суда, грузинская сторона действительно оценила это как победу Грузии, однако нынешнее грузинское правительство не пыталось таким образом записать себе дополнительные политические очки. Более того, министр внутренних дел, комментируя вердикт ЕСПЧ, отметил: «Решение Страсбургского суда было справедливым, каким оно и должно было быть, однако грузино-российские взаимоотношения должны быть начаты с нового чистого листа. Очень печально то, что было и что произошло, но это было в прошлом и должно остаться в прошлом. Этим суд ответил на все вопросы».[18] Вопрос остается открытым, насколько удовлетворяет грузинскую сторону решение суда как окончательный результат. Тем не менее, вопрос компенсации встанет на повестку дня по той простой причине, что за внесенным исковым заявлением стоят 150 пострадавших. В действительности, даже приблизительное определение суммы компенсации на этом этапе очень сложно, однако, как заявляет в интервью «Нетгазети» представитель Грузии в Европейском суде по правам человека Леван Месхорадзе, «С учетом тех нарушений и количества человек, речь будет идти о достаточно большой сумме».[19] Исходя из этого, правительство Грузии встанет перед диллемой. С учетом того, что не был поднят шум из-за решения суда и правительство Грузии даже не старалось, можно так сказать — поднять свой престиж, напрашивается простой вывод, что грузинская сторона заинтересована в мирном и «тихом» достижении соглашения. Соответственно, оно окажется между интересами России и собственными пострадавшими гражданами во время проведения переговоров. А это значит, что учет интересов и уступки России, возможно, окажут благотвороное влияние на взаимоотношения между двумя странами. И, с другой стороны, максимальная защита интересов пострадавших сограждан окажет отрицательное влияние на отношения с Москвой и на процесс нормализации отношений.

Заключение

Грузия стоит перед вызовом с точки зрения взаимоотношений с Россией. Грузинская сторона может пойти на уступки и, как заявил министр МВД Чикаидзе, начать отношения с «чистого листа», однако это произойдет в ущерб законным интересам граждан Грузии – жертв депортации. С другой стороны, конфронтация с Россией по вопросу выплаты компенсации нанесет вред взаимоотношениям между двумя странами и процессу нормализации. Нужно учитывать, что последний фактор стал одним из важнейших предвыборных обещаний и представляет собой внешнеполитический приоритет правительства Грузии. Вместе с тем, попытки наладить отношения с Россией это именно то, что существенно отличает нынешнее правительство Грузии от ушедшего в оппозицию Единого национального движения. Соответственно, данная проблема уже становится вопросом идентичности правительства: Грузинская мечта не может вести себя так, как повело бы себя Единое национальное движение в период своего пребывания у власти. Правительству придется идти по лезвию бритвы, что, скорее всего, вызовет шквал критики со стороны оппозиции. Властям также придется сохранить деликатный баланс между интересами России и пострадавших во время депортации собственных сограждан, чтобы не осложнить отношения с Россией и не вызвать недовольства пострадавших граждан.

________________________________________________

[1] http://civil.ge/geo/article.php?id=28429

[2] http://civil.ge/geo/article.php?id=28429

[3] http://civil.ge/geo/article.php?id=15067

[4] http://civil.ge/geo/article.php?id=15067

[5] http://www.civil.ge/geo/article.php?id=13850

[6] http://civil.ge/geo/article.php?id=28429

[7] http://civil.ge/geo/article.php?id=28429

[8] http://civil.ge/geo/article.php?id=28429

[9] http://www.hrw.org/news/2010/10/21/russia-european-court-rules-gay-pride-ban-unlawful

[10] http://spectator.sme.sk/articles/view/38726/2/slovakia_ignores_court_deports_labsi_to_algeria.html

[11] http://www.bbc.com/news/uk-politics-25726319

[12] http://www.bbc.com/news/uk-politics-25726319

[13] http://www.bbc.com/news/uk-politics-25726319

[14] http://www.theguardian.com/law/2014/may/12/european-court-human-rights-turkey-compensation-cyprus-invasion

[15] http://www.independent.mk/articles/4985/Turkey+Will+Ignore+ECHR+Ruling+to+Pay+Compensation+to+Greek+Cyprus

[16] http://www.independent.mk/articles/4985/Turkey+Will+Ignore+ECHR+Ruling+to+Pay+Compensation+to+Greek+Cyprus

[17] იხ.: https://www.youtube.com/watch?v=FlzSRU6BhEs

[18] http://medianews.ge/ge/strasburgissasamartlosgadatskvetilebaschikaidzemsamartlianiutsoda/81551

[19] http://www.netgazeti.ge/GE/105/opinion/33568/

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *