Сирия – американское фиаско и российский триумф

Шота Тхелидзе

К концу 2016 года, спустя почти шесть лет после начала гражданского конфликта в Сирии, между противостоящими сторонами было заключено наиболее важное и относительно стабильное соглашение о прекращении огня, что в большей степени было обеспечено уступкой второго города Сирии, Алеппо, правительственным силам Сирии со стороны повстанческой оппозиции. Мир пока что жизнеспособен, что объясняется защитой гарантированности данного соглашения включенными в конфликт турецкой и российской сторонами.

Согласно перемирию, противостоящие стороны начнут переговоры в январе в столице Казахстана Астане для регулирования кризиса в краткосрочный период и начала разговора о политической транзиции. Основными игроками переговоров являются Турция, Россия и Иран. На включение в процесс согласились сирийские повстанческие оппозиционные группировки, в то время как радикальные исламистские и другие джихадские группировки высказали отказ. По заявлению администрации нового президента США Дональда Трампа, американская сторона не будет принимать участия в переговорах. В Астану также приглашены страны Персидского залива и другие арабские государства.

Своим предложением начала новых переговоров в Астане Россия хочет создать эффективную альтернативу Женевским переговорам по сирийскому конфликту. Ожидается, что представленный в Астане план по урегулированию конфликта станет основным видением, которое уже не будет непреодолимым барьером и для турецкой стороны. Несмотря на то, что Женевские переговоры являются более инклюзивным форумом, третий раунд этого формата начался 1 февраля прошлого года и с точки зрения разрешения конфликта до сих пор не принес реальных результатов. Естественно, что предпринятый шаг со стороны России способствует росту ее веса в регионе, но сложно предположить, что переговоры в Астане решат будущее сирийского конфликта, так как ситуация в стране гораздо более сложная, чем это кажется на первый взгляд.

Сирия на пороге 2017 года

Source: southfront.org

Source: southfront.org

По состоянию на сегодня, территорию Сирии контролируют несколько крупных и сотни мелких военных группировок. На северо-востоке страны четверть общей ее территории практически с начала гражданской войны контролируют курдские Демократические силы Сирии (SDF).

Восточную часть Сирии с 2014 года занимает т.н. Исламское государство. На этой обширной территории расположены малые урбанистические центры (Рака, Деир-Эзур, Пальмира), в то время как большая часть представляет собой пустыню. Ожидается, что в ближайшем будущем Исламское государство укрепит позиции в Сирии, т.к. в Ираке. в результате атак армии Ирака, курдской Пешмерги и воздушных атак США они потеряли практически все крупные города (осталась только западная часть города Мосула) и, используя единственный коридор, медленно передвигаются к сирийской территории.

Правительственная армия Башара аль-Асада удерживает самую густонаселенную западную часть страны, в которой находятся три основных города: Дамаск, Хомс и недавно взятый Алеппо.

Повстанческим и исламистским группировкам остаются только граничащая с Турцией провинция Идлиб, небольшая часть пригорода Дамаска и сельская местность крайнего юго-запада.

Важна крайняя пестрота группировок, воюющих для смены режима Асада, которая возможно определила растягивание гражданской войны во времени. К концу 2013 года с армией Асада боролись 100 000 повстанцев из тысячи группировок. Среди них были 10 000 джихадистов, 35 000 радикальных исламистов, ориентированных только на сирийскую проблему, остальные представляли умеренные исламские формирования.

Основной секулярной силой в сирийском конфликте, взявшей на себя ответственность за начало гражданской войны, является Свободная армия Сирии (FSA), основанная в августе 2011 года семью отставными генералами. Со дня основания армия была спонтанным объединением нескольких бригад, которая, несмотря на помощь западных и арабских стран, не смогла сформироваться в единую военную силу. Она в основном состояла из суннитов, в том числе наемных бойцов, и не отличалась реальным достижением значительных побед в военных действиях против правительственных сил Асада. Из-за ее неэффективности страны Персидского залива начали финансирование и вооружение радикальных исламистских группировок, которые воевали более агрессивно и успешно. По состоянию на сегодня остались только незначительные подразделения Свободной армии Сирии, контролирующие незначительную территорию и имеющие слабое влияние на повстанцев. Большинство членов армии уже сотрудничают с радикальными исламистскими группировками.

Двумя основными представителями исламского фронта являются группировки Джаиш аль-Ислама и Ахрар аль-Шама. Они являются радикальными исламистами и салафитами, желающими создать в Сирии Исламское государство по законам шариата. В их составе числятся 30-40 тысяч бойцов. Основным источником финансирования группировок являются Саудовская Аравия и Турция.

Джихадская ветвь повстанцев представлена официально признанной террористической организацией «Фронт аль-Нусра», которая до 2016 года представляла собой сирийскую ветвь аль-Каиды. С тех пор группировка прервала связь с террористической организацией и самостоятельно принимает участие в военных действиях в сирийском конфликте. Сегодня террористическая группировка носит название «Джабат фате аль-Шам».

Американское фиаско

В январе 2011 года начавшиеся в Сирии акции протеста за смену режима президента Башара аль-Асада должны были стать последними аккордами «арабской весны», в результате которых, как думал Запад, диктаторский режим, подобно предыдущим случаям, легко бы пал. Однако в случае Сирии обнаружился один важный фактор, который повел события не так, как ожидалось.

Границы, механически проведенные на Ближнем Востоке по скрытому соглашению Сайкса-Пико в 1916 году, сделали Сирию, в отличие от Туниса, Ливии и Египта, религиозно, этнически, классово и общинно самым многообразным государством, которому за последние полвека приходилось существовать под идеологией арабского национализма репрессионного баатистского режима. Такой многообразный характер общества помешал формированию сильной оппозиции во время акций протеста. В рядах самой оппозиции также существовало явное несогласие и в ряде случаев даже взаимная ненависть. Эти обстоятельства дали возможность правительству Асада, поддерживаемому как военной, так и финансовой элитой, бороться за свою власть.

В отличие от режимов Мубарака и Кадаффи, администрация Обамы изначально четко определила свою позицию в Сирии – «Асад должен уйти!». У этого жесткого решения были свои причины. В свое время США несколько раз пытались устроить в Сирии военный переворот, но безрезультатно. В 60-е гг. Сирия стала самым надежным партнером Советского Союза, а затем России в регионе. Вместе с Ираном, Сирия отличалась четкой антисионистской политикой и открыто поддерживала ливийскую Хезболлу. В регионе правительство Асада было одним из основных противников и критиков оккупации Ирака.

Несмотря на желание смены заявленного режима, Обама однозначно решил и военную политику в конфликте, что подразумевало невмешательство наземных войск. Естественно, что президент, пришедший к власти обещаниями вывести войска из Ирака и Афганистана, не хотел вести новую наземную войну на Ближнем Востоке. Он решил не вмешиваться в конфликт, не имеющий ясного выхода, и не тратить 5 миллиардов долларов в неделю, как в Ираке. В результате, американское командование ограничилось лишь воздушными атаками на повстанцев и поставкой оружия.

Американские военные силы поддерживали секулярную часть повстанцев, однако их помощь была недостаточной, несистематичной и нецеленаправленной. Американская авиация также несистематично осуществляла атаки на Исламское государство в Сирии и защиту сирийских курдов от него. С течением времени подобная неопределенная военная политика ослабила секулярную часть повстанцев, и стало ясно, что в борьбе с режимом Асада они уже не стали бы ведущей силой. Оппозиция, поддерживающая эту часть повстанцев, ввиду ее фрагментарного характера, потерпела поражение в конструировании идеологической базы. Они не смогли сформулировать план создания и развития секулярного сирийского государства, где права всех меньшинств были бы защищены. С неясным видением они не смогли привлечь и убедить поддержку. В результате, в рядах борцов с режимом Асада возник вакуум лидерства, который должен был быть кем-то заполнен.

Уже к 2014 году это пространство заполнили радикальные исламистские и джихадские группировки. У них уже была идеология и четкая цель. Против правительственных сил они боролись гораздо лучше, успешнее и результативнее. Соответственно, их финансирование было увеличено странами Персидского залива и Турцией. По ситуации на сегодня, абсолютное большинство борцов против правительства Асада – радикальные исламисты или джихадисты.

Почему фиаско?

США не приняли во внимание характеристику отсутствия единства сирийской оппозиции, а объединить ее не получилось, и раздробленная оппозиция не смогла победить правительство Асада.

В рамках политики «Асад должен уйти!» США не попытались сформировать в текущем конфликте секулярную лидирующую силу, которая бы легитимно противостояла режиму, и обеспечить ей систематическую и сильную военную поддержку. США не попытались убедить в этой политике своих союзников из Персидского залива и Турцию и включить их в процесс.

В результате США допустили практически неисправимую ошибку: их политика невмешательства создала среди повстанцев вакуум лидерства и дала возможность радикальным исламистам и джихадистам стать главной ведущей силой в конфликте. А эта ошибка повлекла за собой два основных поражения:

  • Усиление исламистов и джихадистов отняло у США политическую легитимацию вмешательства в сирийский конфликт и смену режима Асада. Естественно, страна номер один в мире в борьбе против терроризма не может формально свергнуть все еще легитимное правительство при помощи группировок радикальных исламистов и джихадистов. А если неформально все же будет помогать этим группировкам, в последствии получит в Сирии новую Аль-Каиду или Исламское государство;
  • Приход к лидерству исламистских и джихадских группировок среди повстанцев позволил России как юридически, так и легитимно включиться в конфликт и защищать правительство Асада от террористов;

По состоянию на сегодня США политически обанкротились в Сирии: Асад остался, у них отобрали практически все легитимные средства урегулирования конфликта, по инициативе России и Турции возник новый инструмент урегулирования конфликта – переговоры в Астане, где США не будут принимать участие.

Неудивительно, что администрация нового президента США не имеет видения урегулирования конфликта в Сирии и ориентируется только на уничтожение Исламского государства.

Российский триумф

Из-за поддержки начавшихся в 2014 году в Восточной Украине сепаратистских движений и аннексии Крыма Запад установил санкции против России. Запад сделал ее крайне маргинальной стороной, с которой не разговаривал практически ни один рациональный игрок международного сообщества.

К осени 2015 года сложившаяся в сирийском конфликте политическая конфигурация дала России невиданную возможность восстановить свой дискредитированный статус. По официальному приглашению Башара аль-Асада Владимир Путин решил оказать военную помощь своему единственному оставшемуся союзнику на Ближнем Востоке. К концу сентября произошло первое крещение военного вмешательства России в регионе. Скептики считали, что Россия вступает в бесконечное кровопролитие.

Сразу по окончании холодной войны Россию заставляли полностью покинуть Ближний Восток, но она все же сохранила морскую базу в сирийском портовом городе Тартуш. Помимо союзничества, для России Сирия, вместе с Ливаном и Ираном, была также важна для сдерживания еврейской угрозы.

С 2015 года морские, наземные и воздушные силы России оказывали значительную помощь правительственным силам Асада, в результате чего сирийская армия перешла с ослабленных оборонных позиций в нападение и увенчала свой успех взятием Алеппо к концу прошлого года.

В течение этого периода включение России легитимным правительством Сирии практически уже в борьбу против террористов постепенно прибавляло ей вес на международной арене. Реально вышло, что Россия защищала Сирию от попадания в руки новой радикальной исламистской организации, которая в будущем, с большой вероятностью, создаст опасность не только для региона, но и всего Запада. В результате, по ее инициативе сегодня в Астане проходят многосторонние переговоры, на которых также присутствуют ООН и другие представители Запада.

За исключением части радикальных исламистских повстанцев, Россия также активно борется в Сирии с Исламским государством и здесь тоже составляет активную конкуренцию США в борьбе с терроризмом. Естественно, такой прямолинейной политикой Россия формируется как все более надежный партнер для стран региона.

Помимо военного и политического успеха, Россия получила и идеологическую поддержку. Путин не верит в арабскую демократию и в то, что после свержения коррумпированной диктатуры в арабском обществе будет создана плюраллистская демократия. Он верит в необходимость наличия в регионе строгого администратора; что только единоличный лидер сможет избегать угроз. Он открыто обвиняет США в созданном в регионе хаосе и росте джихадского радикализма за мотивом распространения демократии. Его мнение поддерживается случаями Ирака, Ливии и Египта. Соответственно, Путин считает, что только Асад является единственным фактором, который в будущем должен обуславливать территориальную целостность и суверенитет Сирии. В противном случае сирийское государство распадется на части, что недалеко от рационального мышления.

Вмешательством в сирийский конфликт Россия получила и косвенную выгоду на международной арене. Она укрепила отношения с Ираном и нашла эффективный общий язык с Турцией.

Вывод

Спустя почти шесть лет после начала сирийской гражданской войны, при помощи России и Турции, впервые стало возможным посадить противостоящие стороны за стол переговоров. Ни у одной из сторон нет ожидания скорого разрешения конфликта при помощи переговоров в Астане, но при этом возник новый инструмент мирного урегулирования конфликта, который все же оставляет определенные возможности. Естественно, ведущей силой в этих переговорах будет Россия, а основной линией – предложенный ею план урегулирования проблемы, который будут обсуждать стороны. На фоне активной позиции России и неясного видения США Турция может согласиться на российский план с определенными вариациями.

Вероятно, Дональд Трамп займет пассивную позицию в урегулировании конфликта. Он не является самоотверженным сторонником демократии и наличие в Сирии сильного лидера не станет для него проблемой. В течение всей предвыборной кампании он критиковал интервенцию в Ирак и свержение Саддама Хусейна администрацией Джорджа Буша. В дебатах с Хилари Клинтон он также жестко критиковал свержение режима Каддафи в Ливии. Изоляционная политика Трампа может нарушиться только тогда, когда вмешательство станет обязательным. Пока что для него это обязательное вмешательство ограничивается разрушением Исламского государства. Соответственно, с большой вероятностью он сделает урегулирование конфликта в Сирии прерогативой России.

 

 

Обзор литературы

BBC. 2013. Guide to the Rebels. BBC News. http://www.bbc.com/news/world-middle-east-24403003 24.01.2017;

Bell, J. 2017. Assad Conondrum. Al Jazeera. http://www.aljazeera.com/indepth/opinion/2017/01/syria-future-bashar-al-assad-170102073404800.html 24.01.2017;

Berger, M. 2017. What Awaits Syria in the Future?  New Eastern Outlook. http://journal-neo.org/2017/01/07/what-awaits-syria-in-the-future/ 24.01.2017;

Farmer, B. 2013. Syria: nearly half rebel fighters are jihadists or hardline Islamists. The Telegraph. http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/middleeast/syria/10311007/Syria-nearly-half-rebel-fighters-are-jihadists-or-hardline-Islamists-says-IHS-Janes-report.html  24.01.2017;

Judis, J. 2017. America’s Failure and Russia and Iran’s Success in Syria’s Cataclysmic Civil War. Talking Points Memo. http://talkingpointsmemo.com/cafe/americas-failure-russia-success-in-syrias-war 24.01.2017;

Mulhen, S. 2017. The Decline of Free Syrian Army. Al Masdar News. https://www.almasdarnews.com/article/decline-free-syrian-army-fsa/ 24.01.2017;

Poole, P. 2016. U.S.-Backed Free Syrian Army Allies with Terror Group. The Counter Jihad Report. https://counterjihadreport.com/2016/09/29/u-s-backed-free-syrian-army-allies-with-terror-group-that-state-dept-designated-last-week/  24.01.2017;

Zinin, Y. 2017. What Should One Expect from the Syrian Peace Talks in Astana?  New Eastern Outlook. http://journal-neo.org/2017/01/22/what-should-one-expect-from-the-astana/ 24.01.2017;

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *