Аналитика: Выборы в де факто Южной Осетии и их роль в отношениях между Грузией и Россией

Леван Кахишвили:

Де факто власти Южной Осетии никогда не скрывали того, что объединение с Российской Федерацией, возможно, есть единственная возможность существования Южной Осетии не в составе Грузии. Если верить различным источникам, идея объединения с Северной Осетией достаточно популярна у населения. После парламентских выборов 8 июня текущего года это мнение еще больше усилилось. Конечно, один вопрос, насколько легитимными были и насколько соответствовали демократическим стандартам парламентские выборы в Южной Осетии. Но нужно констатировать, что 20 из 34 мандатов де факто депутатов парламента получила партия, одним из основных приоритетов которой является присоединение к России и объединение двух Осетий – Северной и Южной. Партия «Единая Осетия», лидером которой является Анатолий Бибилов, получила более 43 процента голосов. И требует анализа и оценки -какое влияние может оказать подобное развитие событий на взаимоотношения Грузии и России.

Вероятность аннексии Южной Осетии со стороны России возрастает из-за трех важных событий. В первую очередь, аннексия Крыма Россией вызвала естественные опасения, что, возможно, у России возникнет желание присоединить и Цхинвальский регион.Это находится в прямой связи с другими двумя событиями: с одной стороны, с подписанием 27 июня Соглашения об ассоциации с Евросоюзом и, с другой стороны – с будущим саммитом NATO, который должен состояться в сентябре. На этом фоне, победа на де факто выборах в Южной Осетии той партии, программа-максимум которой заключается в объединении в рамках Российской Федерации Южной и Северной Осетий, что еще раз доказывает, что как население Южной Осетии, так и все политические силы видят единственный выход из существующего социально-экономического положения в присоединении к России. Соответственно, эта реальность может легко стать объектом для манипуляций со стороны России, что станет серьезным вызовом для Грузии.

Новая правящая сила и ее приоритеты

Всего в де факто выборах приняли участие девять партий. Из них семипроцентный барьер преодолели всего четыре партии: «Единая Осетия» — 43,19% голосов и 20 депутатских мандатов; Народное единство — 13,24% голосов и 6 мандатов; Народная партия — 9,09% голосови 4 мандата; Ныхас — 7,47% голосов и 4 мандата.[1]

Семипроцентный барьер не смогли преодолеть и не попали в новый парламент коммунисты и партия «Единство».Коммунистическая партия в начале 2000-х годов и в 90-ых годах была одной из наиболее серьезных политических сил, ее председатель – опытный политик Станислав Кочиев являлся спикером парламента предыдущего созыва. Что касается «Единства», то ее руководителем является вице-президент Зураб Кокоев. Стоит отметить, что эта партия выиграла предыдущие парламентские выборы, прошедшие в 2009 году, с 46 процентами голосов. Однако реальность изменилась и уже «Единая Осетия» должна стать объектом анализа.

Выигравшая парламентские выборы партия «Единая Осетия» была основана весной 2013 года и ее председателем является Анатолий Бибилов, который принимал участие в президентских выборах 2011 года и проиграл противостояние с Аллой Джиоевой во втором туре. Однако де факто Верховный суд аннулировал итоги выборов и запретил Алле Джиоевой принимать участие в повторных выборах. В результате повторных выборов в 2012 году в первом же туре выиграл Леонид Тибилов.[2] Победу партии Бибилова эксперты объясняют разочарованием, которое было вызвано первыми годами президентства Тибилова. Население не видит перемен и потому предвыборная кампания Бибилова – присоединение к России и объединение двух Осетий, по мнению осетин, видится единственным наиболее оптимальным выходом из существующего положения. Популярно мнение о том, что если не будет существовать промежуточного звена между правительством России и населением Южной Осетии, каким является де факто администрация, то управление станет более эффективным и российская помощь дойдет непосредственно до населения, а не исчезнет в лабиринтах коррупционных схем.[3]

Основнымпредвыборным обещанием«Единой Осетии»в избирательной кампании стал слоган – «Две страны – одна Осетия». Партия разработала план – «Пять шагов к России», первым шагом которого является проведение референдума, а последним – принятие новой Конституции Южной Осетии как субъекта Российской Федерации.[4] Судя по всему, идея присоединения к России и расписанный план этой идеи и стали основным фактором победы на выборах, так как, в отличие от партий-конкурентов «Единой Осетии», партия Бибилова активнее всех выступала за идею присоединения к России.Однако, одно – какие настроения преобладают в Южной Осетии и совсем другое – насколько входит в планы Кремля аннексия Южной Осетии.

Стоит ли на повестке дня Кремля аннексия Южной Осетии?

В интервью BBC World, которое дал премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили 11 июня, он заявил, что сравнение Крыма с Южной Осетией и Абхазией является «большой ошибкой» и что Россия не заинтересована в аннексии этих регионов, тем более, что Абхазия и Южная Осетия стремятся к независимости.[5] Это утверждение подвергается сомнению результатами парламентских выборов в Южной Осетии. Министр обороны Грузии Ираклий Аласания прокомментировал опасения относительно возможности аннексии Россией этих регионов и заявил: «Сам Господь Бог не знает, осуществит или нет Россия аннексию».[6]

Действительно, очень сложно утверждать, планирует или нет Россия аннексию Южной Осетии в ближайшем будущем, хотя в пользу обоих мнений можно найти свои аргументы.

Можно сказать, что Россия всегда была заинтересована в сохранении статуса кво. Соответственно, можно предположить,что Россия не изберет путь аннексии в том случае, если что-либо не будет угрожать существующему положению. Стоит отметить, что подписание Соглашения об ассоциации, практически, не создает новой реальности во взаимоотношениях между Грузией и Россией, так как экономические связи между двумя странами не так уж сильны, какими они были до экономического эмбарго 2006 года. Соответственно, подписание Соглашения об ассоциаци не может рассматриваться в качестве угрозы существующему статусу кво. Потому, предположительно, реакция России ограничится введением тарифных и других торговых барьеров. Предполагается, что большие риски несет в себе возможное принятие Грузией MAP-а на сентябрьском саммите NATO. Однако и эти опасения были развеяны заявлениями высших официальных лиц о том, что вопрос присоединения Грузии к MAP не будет предметом рассмотрения на ближайшем саммите.

С другой стороны, отношение Кремля к вопросу присоединения Южной Осетии всегда было попыткой избежать ответственности: якобы, все решает население Южной Осетии. Россия высказывала готовность «покровительствовать» Южной Осетии и, в случае необходимости, это «покровительство», возможно, предполагает аннексию. В то же время, посредством российских СМИ распространяется информация о том, что аннексия не входит в ближайшие планы России.[7] Например, советник президента Владимира Путина Владислав Сурков во время встреч в Цхинвали не поднимал вопрос референдума о присоединении сепаратистской Южной Осетии к России. Согласно источникам РИА Новости, идея референдума является «недоработанной и несогласованной с Россией».[8]

Несмотря на подобное отношение к идее референдума со стороны Суркова, Анатолий Бибилов заявляет, что он обязательно выполнит предвыборные обещания и проведет референдум, который разрешит вопрос присоединения Южной Осетии к России.[9] Приблизительно такую же позицию занимает и де факто президент Анатолий Тибилов, который на открытии первого заседания нового парламента объявил приоритетным вопрос присоединения к России.[10] В то же время необходимо отметить, что, по словам Бибилова, референдум будет обязательно проведен, но «в этот вопрос должен включиться полностью сформированный, консолидированный действующий парламент».[11] Соответственно,можно предположить, что для проведения референдума потребуется провести некоторые подготовительные работы. Не исключено, что этот вопрос станет предметом для манипуляций в отношениях между Россией и Грузией и будет активизирован в том случае, если сохранению существующего статус кво будет угрожать какая-либо опасность.

Выводы

Грузия, также как и международное сообщество, в том числе, Евросоюз и NATO, объявила выборы в де факто Южной Осетии нелегитимными. Генеральный секретарь NATO Андерс фог Расмуссен заявил, что «Выборы[в Южной Осетии] не способствуют мирному урегулированию ситуации в Грузии.»[12] Пресс-спикер представителя Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон заявил, что Евросоюз «не признает конституционные и правовые рамки, в которых были проведены эти выборы».[13] Министерство иностранных дел Грузии 9 июня опубликовало заявление, в котором отмечается, что проведенные в Южной Осетии т.н. парламентские выборы являются «незаконным актом», который «представляет собой очередную безуспешную попытку скрыть факты этнической чистки сотен тысяч человек с помощью кажущихся элементов демократического правления».[14] С другой стороны, Россия приветствовала проведение в Южной Осетии «свободных» и «демократических» выборов и рассматривает их в качестве «успешного шага.[15]

В итоге, можно сказать, что «главным посланием» проведенных в Южной Осетии т.н. парламентских выборов и, в особенности, победы партии «Единая Осетия» является то, что Южная Осетия намерена добиваться превращения в один из важнейших приоритетов вопрос интеграции с Россией.[16] Это же создает предусловия того, чтобы Россия смогла более легко вначале манипулировать пока вопросом референдума, а, если это будет необходимо,манипулировать вопросом аннексии. Куда это все может привести,сложно. Премьер Гарибашвили прав в том, что не стоит риторикой обострять существующее положение,[17] хотя, наверное, при анализе грузино-российских отношений нельзя абсолютно исключать вероятность аннексии Южной Осетии.

Со своей стороны, желание объединения с Россией не является идеей-фикс и обусловлено конкретными целями. Проблемы, которые беспокоят население Южной Осетии, носят каждодневный характер и включают в себя коррупцию,проблему распределения ресурсов, клановое правление и в целом неэффективность управления. Соответственно, из-за того, что де факто официальный Цхинвали не способен разрешить существующие проблемы, то и выход из создавшегося социально-экономического положения политическая элита и население видят в присоединении к России и централизации власти. Таким образом, необходимо будет ограничение включенности кланов в политические процессы. Однако это, можно сказать, наивное восприятие реальности, так как существует подобный опыт на Северном Кавказе. Например, до прихода к власти Владимира Путина в Дагестане существовали демократические процесы, основанные на традиционных институтах. Эти процессы имели собственные проблемы (например, существовала т.н. этнопартийная система[18]), однако зародыш демократии был налицо. В то же время, население выступало с желанием централизации власти из-за неэффективности управления, что и произошло в услвиях правления Путина. Несмотря на это, из повседневной жизни не исчезли ни коррупция, ни кланы – проблема неэффективности не была искоренена. Более того, Дагестан получил два основных обратных результата: первое, централизация всей власти в руках назначаемого Кремлем правительства убила даже зачаточные зачаточные формы демократии; и второе, была создана репрессивная система, которая делает все возможное для уничтожения полптической оппозиции. Соответственно, представление, что Россия является политическим раем, которая обладает способностью и желанием разрешить проблемы Южной Осетии, конечно же, ошибочно. В случае присоединения Южной Осетии к России, скорее всего, убьет возможности развития демократического правления в регионе и вызовет разочарование в местном населении, так как их проблемы не исчезнут из их повседневной жизни. Кроме этого, Южная Осетия потеряет шанс повлиять на собственное будущее в переговорах с Грузией, так как эти переговоры переместятся в формат грузино-российских отношений. А это противоречит осетинскому представлению грузино-осетинского конфликта, где Южная Осетия является стороной конфликта и укрепит аргументы грузинской стороны – что сторонами конфликта являются Грузия и Россия.

_______________________________________________
[1] http://civil.ge/geo/article.php?id=28302

[2] http://en.ria.ru/world/20120409/172697942.html

[3] http://blogs.voanews.com/russian/new-eurasia/2014/06/12/%D1%8E%D0%B6%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%BE%D1%81%D0%B5%D1%82%D0%B8%D1%8F-%D1%88%D0%B0%D0%B3-%D0%BA-%D0%BE%D0%B1%D1%8A%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8E-%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D0%BF%D0%BE%D0%BB/

[4] http://blogs.voanews.com/russian/new-eurasia/2014/06/12/%D1%8E%D0%B6%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%BE%D1%81%D0%B5%D1%82%D0%B8%D1%8F-%D1%88%D0%B0%D0%B3-%D0%BA-%D0%BE%D0%B1%D1%8A%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8E-%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D0%BF%D0%BE%D0%BB/

[5] http://government.gov.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=387&info_id=42838

[6] http://www.interpressnews.ge/ge/politika/285920-irakli-alasania-mama-ghmerthma-ar-icis-chaatarebs-thu-ara-rusethi-aneqsias.html?ar=A

[7] http://www.civil.ge/geo/article.php?id=28384

[8] http://www.civil.ge/geo/article.php?id=28384

[9] http://civil.ge/geo/article.php?id=28383

[10] http://civil.ge/geo/article.php?id=28383

[11] http://civil.ge/geo/article.php?id=28383

[12] http://www.liberali.ge/ge/liberali/news/118903/

[13] http://civil.ge/geo/article.php?id=28302

[14] http://civil.ge/geo/article.php?id=28302

[15] http://civil.ge/geo/article.php?id=28302

[16] http://www.netgazeti.ge/GE/105/opinion/33248/.htm

[17] http://civil.ge/geo/article.php?id=28320

[18] См.: Ware, R. B. and E. Kisriev, 2009. Dagestan: Russian Hegemony and Islamic Resistance in the North Caucasus, M.E. Sharpe: New York.

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *